• Вы не зашли.

#201 2013-08-02 08:11:35

Павел Андреевич
Moderator
Зарегистрирован: 2007-04-08
Сообщений: 4207
Профиль

Re: Жизнь и дела министра Вероники Скворцовой

Тут у нас не Америка.

Неактивен

 

#202 2013-08-13 19:59:59

Павел Андреевич
Moderator
Зарегистрирован: 2007-04-08
Сообщений: 4207
Профиль

Re: Жизнь и дела министра Вероники Скворцовой

"Они, в общем, в нашей стране существуют"

aquareus
August 13th, 1:30
Оригинал взят у al391 в Разговор с министром здравоохранения
А.ВЕНЕДИКТОВ: Добрый вечер. В Москве – 19 часов и 8 минут. И в прямом эфире «Эха Москвы» Вероника Игоревна Скворцова, министр здравоохранения РФ. Добрый вечер.

В.СКВОРЦОВА: Добрый вечер, Алексей Алексеевич.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вероника Игоревна, вот, когда я готовился к этому эфиру, я вдруг обнаружил, что те вопросы, те темы, которые сейчас находятся, так сказать, в зоне особого внимания, они распадаются, как бы, на 2 больших потока и иногда прямо противоположных. Один поток – это врачи и медицинские работники, который включает в себя вопрос зарплаты, там, переподготовки, новых условий труда, новых технологий, новых знаний, да? То есть это вот профессиональная история, начиная с зарплаты или включая зарплату. И вторая – это люди, которые получают лечение. И их очень трудно примирить, потому что когда вы идете к врачу, когда я иду к врачу, я ж не спрашиваю, какая у него зарплата и новейшие ли у него приборы. Я хочу помощи, да? А врач мне же не скажет «Вы знаете, вот, пусть сначала мне там Вероника Игоревна прибавит десяточку, а потом я начну вас лечить как надо». Вот, давайте мы просто чтобы не путать, разделим эти 2 темы и поговорим о врачах. Вот, первый вопрос. Как вам кажется, массовое здравоохранение в РФ сравнимо со здравоохранением по набору и возможности услуг, квалификации врачей с какой страной?

В.СКВОРЦОВА: Вы знаете, трудно, на самом деле, на этот вопрос однозначно ответить, потому что слишком неоднородна популяция медицинских работников и неоднородна популяция врачей. У нас есть врачи высочайшей квалификации, ну, сопоставимые не просто там с врачами США или Евросоюза, а сопоставимые с единичными элит-фигурами. Это топ-эксперты такого, международного, всемирного уровня.
Есть очень хорошие специалисты-рукодельники, замечательные хирурги. Опять-таки, там лучшие хирурги, там, нейрохирурги, лучшие онкологи. Они, в общем, в нашей стране существуют.
Но с другой стороны, есть большое количество врачей, которые получили, так скажем, не совсем современное и не совсем добросовестное медицинское образование.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Давайте разделим только, современное и добросовестное. Ну, я думаю, что где-нибудь там лет 30 тому назад, когда студентам было 25, сейчас возраст врачей там 45-50. Они получали приблизительно одинаковое образование. Нет?
В.СКВОРЦОВА: Вы знаете...
А.ВЕНЕДИКТОВ: В смысле современности пока, а не добросовестности.
В.СКВОРЦОВА: Вот, ситуация в последние годы, вернее даже сказать не в последние годы, а в последние десятилетия (я бы вот так отметила), то есть, в основном, это 90-е годы и 2000-е годы. Она сложилась таким образом, что, ну, во-первых, действительно, уровень образования, который был в разных медицинских вузах и в тех медицинских факультетах, которые были созданы за этот период времени, он был разным, это раз. И с точки зрения современности знаний и, скажем, вовлечения в эти знания абсолютно новых фундаментальных блоков, которых раньше просто не было (молекулярная биология, молекулярная физиология, молекулярная генетика и так далее). Но кроме того, дисциплинарный уровень и уровень серьезности отношения к своей работе профессорско-преподавательского состава – он тоже был разным в вузах. И есть, скажем, примеры тех вузов, где сохранился уровень хорошей советской школы, где во главе стоит хороший организатор и администратор, но при этом новые знания образовательные, которые бы состыковывали уровень подготовки с уровнем современной медицины, в этих институтах тоже не давались.

А с другой стороны, есть наши некоторые элитные вузы, в которых очень яркие есть пятна, ну, абсолютно выдающиеся пятна. Но при этом общий режим образования, ну, он такой, разнузданный был, я бы так сказала, без необходимой дисциплины и самодисциплины. Поэтому, собственно говоря, это изменение формата медицинского образования – это важнейшее направление деятельности Министерства здравоохранения в настоящее время.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А вот как вам видится это изменение? Давайте тогда я не буду идти дальше, а приторможусь.

В.СКВОРЦОВА: Вот, я бы хотела сказать, что, во-первых, естественно, при Министерстве был создан специальный Межведомственный Координационный совет, куда вошли и специалисты Министерства образования и науки (методологи), и тот учебно-методический отдел, который при Минобре именно создан. И представители Совета ректоров медицинских вузов. И представители медицинского сообщества, скажем, Национальной медицинской палаты, которая достаточно активно участвует в этой работе и помогает этой работе.

Вот, наша задача была, с одной стороны, переформатировать сам процесс и впервые создать в нашей стране систему непрерывного медицинского образования. Такую концепцию мы к концу 2012 года разработали, и в настоящее время для нас проходит процесс сопряжения этой концепции с возможностями информатизации здравоохранения и с формированием электронных рабочих мест врачей. И мы запускаем в октябре-месяце пилотные проекты в первых 9-ти субъектах РФ по внедрению дистанционных форм непрерывного медицинского образования для врачей первичного звена.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вас тут же спросят «Как это дистанционное?» То есть на кошечках, что ли?

В.СКВОРЦОВА: Через интернет...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не, я понимаю. На кошечках, что ли? Не видя пациента, не видя... Как?

В.СКВОРЦОВА: Нет, речь идет о том, что медицинское образование – оно, конечно, во многом отличается от других видов образования, потому что содержит не только теоретические сегменты, теоретические блоки, которые тоже очень важны, потому что они включают не просто теоретические какие-то статьи, они включают ситуационные задачи...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Практику.

В.СКВОРЦОВА: ...основанные на серьезных современных протоколах медицинских, которые являются базой. Это международная база, потому что так же, как не может быть там качества российского или американского (качество оно и есть качество). Так и современная медицина – ее не может быть современной медицины российской или современной медицины американской при открытости общества, при наличии глобального информационного пространства. Современная медицина для всех едина. И мы, безусловно, в настоящее время рассматриваем те нормативы, которые являются нормативами современной медицины.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это по обучению мы говорим в первую очередь?

В.СКВОРЦОВА: Мы говорим по обучению. И не только по обучению, на самом деле. Вот, в нашей стране никогда не было национальных клинических протоколов.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я не понимаю, что это такое – вам придется объяснить.

В.СКВОРЦОВА: Значит, это клинические рекомендации, по сути дела, которые пишутся для врачей.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть это матрица?

В.СКВОРЦОВА: Это алгоритм размышлений врача при постановке диагноза определенного заболевания со всеми идеологическими развилками, когда врач должен, идя по этому алгоритму, определять, что вот если он видит это, дальше он должен обязательно ответить на такие-то вопросы и сделать то-то. А если он видит другое, другое. И вот это дихотомическое деление – оно фактически бесконечное.

И таким образом фактически это система образования и система, которая не позволяет врачу допустить ошибки медицинские, врачебные за счет того, что он о чем-то не подумал или чем-то пренебрег. Это обязательный алгоритм его действий.

Так вот под эти алгоритмы в настоящее время, надо сказать, что мы вокруг себя сплотили более, чем 7-тысячное медицинское экспертное сообщество. Мы не только обновили аппарат главных внештатных специалистов Министерства (их 70). Но под каждым специалистом создали экспертную группу соответствующего профиля (это более 100 человек), которая включает в себя 83 главных специалиста из всех регионов страны, всех академиков, членкоров, директоров федеральных учреждений, председателей обществ профильных. То есть это та элита страны, которая совместно проводит мозговой штурм, то есть создает консенсусный интеллектуальный продукт.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Для будущих врачей?

В.СКВОРЦОВА: Ну, вот, первых 280 там с небольшим клинических протоколов до конца года будут разработаны и они консенсусно будут утверждены медицинским сообществом.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть как врач должен думать, ставя диагноз, работать?

В.СКВОРЦОВА: Абсолютно. И в течение ближайших еще двух лет до 2015 года включительно всего у нас будет около 1350 этих протоколов при самых значимых и часто встречающихся, ну и не только часто встречающихся заболеваниях.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы знаете, вы чем больше говорите, тем у меня больше возникает вопросов. Я даже не знаю, куда тут ответвляться.

В.СКВОРЦОВА: Я вот только... Дело в том, что не договорила, что для нас очень важно, чтобы образовательные программы конгруэнтно абсолютно сходились с этими клиническими протоколами.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сначала протоколы, потом программы?

В.СКВОРЦОВА: Да, потому что программы – они постоянно должны обновляться под то современное знание, которое лежит в основе профессиональной деятельности.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сколько нужно ежегодно выпускать готовых врачей разных профилей вот сейчас для страны? Какая массовость профессии?

В.СКВОРЦОВА: Ну, я могу сказать, что в настоящее время мы выпускаем 36 тысяч врачей в год. Ну, примерно столько. И причем где-то 26 тысяч мы выпускаем сейчас – это бюджетные места, бесплатное обучение. И остальные несколько тысяч – это частное образование.

При этом у нас увеличилось за последние 3 года количество врачей на 17,5 тысяч.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Общее количество?

В.СКВОРЦОВА: Общее количество врачей.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А сколько всего тогда врачей, если можно, ну, там, на 1 сентября, на 1 мая?

В.СКВОРЦОВА: У нас всего около 650 тысяч врачей. Но из них около 50 тысяч – это учащиеся, ординаторы, аспиранты, интерны. Без них это будет чуть меньше 600 тысяч.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, что такое 17 тысяч на 600 тысяч?

В.СКВОРЦОВА: Значит, вот, 600...

А.ВЕНЕДИКТОВ: 3 процента.

В.СКВОРЦОВА: Да, это так. Я хотела бы отметить, что у нас профицит врачей во многих стационарах.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот я про это хотел.

В.СКВОРЦОВА: Профицит. При этом дефицит в первичном звене. И вот этот дефицит составляет около 40 тысяч нехватки врачей, участковых терапевтов, участковых педиатров и амбулаторных стоматологов.

Так вот мы анализировали с коллегами, когда начал формироваться вот такой дисбаланс и дефицит врачей в первичном звене. Не в 90-е годы, а существенно раньше. В принципе, с конца 70-х годов в стране уже был заложен, как бы, матрично вот этот дефицит врачей первичного звена, и накапливание излишек врачебных в ведущих клиниках, прежде всего.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А как, кстати, с дефицитом бороться, конечно же? Потому что 40 тысяч – это много.

В.СКВОРЦОВА: Вы знаете, в советское время был единственный метод – это распределение. И многие и сейчас ратуют за распределение. Но оно, как бы, не совсем соответствует демократическим устоям общественным. Поэтому 2 года назад мы разработали вместе с Министерством образования и науки еще в бытность министром Андрея Александровича Фурсенко совместный такой новый механизм – целевой контрактный прием, который закрепляется контрактом трехсторонним между вузом, регионом и абитуриентом и его родителями, пока он несовершеннолетний, который прописывает и юридические обязательства сторон, и финансовые обязательства сторон. То есть суть тех социологических опросов, которые мы изучали, и психологических свидетельствует о том, что заставить городского ребенка сейчас после вуза приехать работать на село практически невозможно без обязательного распределения, потому что сколько бы денег вы ему ни заплатили, сама инфраструктура сельская – отсутствие привычных определенных, ну, скажем так, укладов, там, культурной части жизни, каких-то других аспектов жизни, общения и так далее – она не позволяет этим ребятам там удерживаться. Поэтому пока у нас выровняются условия, знаете, вот, социальные между селом и городом, какое-то время пройдет.

Пока же единственный эффективный механизм – отбирать талантливых ребят из сельских школ и из региональных школ, давать им определенный карт-бланш и позволять им в течение года первого обучения догонять, если есть какие-то недообразованности, так скажем, своих сверстников из городских школ. Параллельно приплачивать им дополнительную стипендию, чтобы они могли учиться в институте в отрыве от семьи. Начиная с 3-го курса, они должны проходить практику на уже образованном для них рабочем месте, которое их поджидает. И они должны вернуться, уже будучи квалифицированным врачом, на подготовленное рабочее место в ту местность, где, собственно, ребенок родился и жил, и с определенным, естественно, социальным пакетом.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не Маниловщина, нет?

В.СКВОРЦОВА: Нет, это очень эффективно работает уже в ряде регионов. Вот, я могу сказать, что и Татарстан, и Чувашия, Сахалин и Сахалинская область, Ханты-Мансийск и Ханты-Мансийский автономный округ. Есть прекрасный опыт. И в некоторых регионах покупают сразу какую-то машину, соответственно, молодому специалисту, чтобы он мог объезжать свою территорию, был мобильным.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну да. Это необходимость, это не роскошь.

В.СКВОРЦОВА: Помогают с жилищем – там либо покупают, соответственно, жилье, либо какой-то дешевый кредит и так далее, и так далее. То есть вообще подходов в разных регионах много разных. Этот метод работает.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вероника Игоревна, заканчивая (может быть, не заканчивая – может быть, мы вернемся) разговор с образованием, я хотел бы попытаться нарушить вашу правительственную солидарность и в этой связи (в связи с образованием) сказать. А, вот, слияние Российской Академии Медицинских наук с большой Российской академией не повредит этой схеме, этому образованию? Вы же, наверняка, смотрели свою сторону в этом проекте законопроекта.

В.СКВОРЦОВА: Дело в том, что есть какой-то аспект инфраструктурный, какую инфраструктуру с какой сливают, разливают и так далее.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это мы помним, что у большой Российской (я напомню слушателям) Академии наук есть отделение соответствующее медицинских наук. И есть отдельно РАМН.

В.СКВОРЦОВА: Вот, для меня и для отрасли абсолютно не важно, где люди работают. Вот, я хотела бы это подчеркнуть. У нас и сейчас в наш актив входят лучшие представители отделения физиологии, биомедицины Российской Академии наук во главе с академиком Григорьевым Анатолием Ивановичем. Лучшие наши специалисты из Академии Медицинских наук во главе с Иваном Ивановичем Дедовым, руководителем. А кроме того, есть огромный совершенно клан научных центров ведущих и медицинских центров самого Минздрава. Это большое количество учреждений, это наши тоже ведущие.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Есть учреждения Российской Академии наук, есть учреждения Российской Академии Медицинских наук, а есть учреждения Минздрава.

В.СКВОРЦОВА: А есть еще Федеральное медико-биологическое агентство и Роспотребнадзор. И Роспотребнадзор – это и вирусологические учреждения. Там ФМБА связано с ядерной медициной.

Так вот у нас есть вне зависимости от того, где лучшие наши люди работают, их общий, ну, если хотите, перечень, список, который ранжирован по специальностям. Причем, у нас есть персональный профиль по каждому человеку, включая его индивидуальный индекс Хирша, то есть его вклад вообще в историю медицины уже. Индивидуальный импакт-индекс и отечественный, и зарубежный. Индивидуальный, как бы, перечень тех патентов и открытий, если это речь касается былого времени.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот, Вероника Игоревна, тут Александр спрашивает. Я напомню, что я смотрю, что вы там пишете мне. Он говорит «Сколько можно слушать престарелых генералов от медицины? Когда спросят тех, кто реально знает обстановку и работает на земле?» - пишет Александр. Это к вопросу о новых знаниях. Я просто, может быть, немножко резковатость Александра смягчил. Но, все-таки, вот эти люди и новые знания – это, в общем, не всегда совпадает, скажем так.

В.СКВОРЦОВА: Ну, безусловно, да. Но при этом есть удивительные генералы от отрасли, которые моложе иных совсем молодых людей с очень яркими и креативными способностями, с молодым мозгом и развивающиеся постоянно, и развивающие под собой огромный коллектив сотрудников. Все очень индивидуально. В наш этот архив собственный входят люди разного возраста. У нас есть удивительные 30-40-летние ученые, которые иногда успели поработать в Америке, в Германии, во Франции. Они вернулись и они готовы возглавлять лаборатории и научные коллективы.

Наша задача, вот, всему, что является, ну, таким, перспективным для будущего, дать возможность развития. И мы этим занимаемся.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В этой связи вопрос. Вот это как раз вопрос о будущем. Когда я говорил об обучении, я, конечно, имел в виду будущее. Но мы живем в настоящем, и те... Я не зачеркиваю то, что вы сказали, безусловно, я просто хотел бы перспективу нашим слушателям показать. Наши слушатели меня обвиняют и на вас нападают. На нас обоих. «Вы ушли от насущных вопросов по существу, - говорит он. – Надо же сейчас» и так далее. Давайте сейчас. Вот это всё будущие врачи, вот это всё будущее обучение, всё на будущее. А, вот, если мы говорим о том, что врачи хотят сейчас, и то, что нужно им дать сейчас. Вот, ныне действующие врачи от 25-летних до там работающих пенсионеров.

В.СКВОРЦОВА: Ну, безусловно, надо начать с того, что нужно создать условия, которые позволяют нормально работать.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, это в будущем, Вероника Игоревна.

В.СКВОРЦОВА: Это сейчас.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нам сейчас скажут «А, всё равно. Вы будете создавать условия 10 лет. К этому времени мы вымрем».

В.СКВОРЦОВА: Мы постараемся создать их достаточно быстро. Эти условия заключаются не только в уровне заработной платы. Безусловно, заработная плата чрезвычайно важна. Ну, если исходить из того, как это представлено в указе президента РФ, мы по указу должны ориентироваться на средний уровень по каждому региону. И на самом деле, этот средний уровень – он достаточно быстро растет, настолько быстро, что за первые полгода этого года мы уже достигли тех целевых показателей, которые были поставлены на конец года.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но люди пишут, что вас дурят. Вот, мне пишет человек, что вот медсестра, мама работает медсестрой 25 лет, зарплата 9 тысяч рублей в Мордовии.

В.СКВОРЦОВА: Я вот хочу как раз на этом остановиться. Вот, проблема заключается в том, что есть некая слабость федеральной нормативной базы, которая недостаточно, скажем так, четко регламентирует, какой... Недостаточно высоко поднят базовый оклад, заработная плата. Вот, суть заключается в том, что те изменения, которые были внесены в Трудовой кодекс в последние годы в 2010 году, они привели к тому, что у врачей как и у других медицинских работников всего лишь 40% зарплаты – это основной оклад так называемый.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, ставка.

В.СКВОРЦОВА: Ставка, которая очень низкая. Она, действительно, там 5,5, там до 7 тысяч. В том числе у выдающихся врачей. А все остальное – это стимулирующие и компенсационные выплаты. Это, как бы, первое, что нужно отметить.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вероника Игоревна, давайте тогда, если об этом подробнее, мы сейчас прервемся на новости (просто пришло время), и вы подробно объясните. Но вот это запомним эту цифру. Зарплата – 9 тысяч, город Ковылкино, республика Мордовия, медсестра, 25 лет стажа.

НОВОСТИ

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я напоминаю, в Москве 19 часов 33 минуты. Вероника Игоревна Скворцова, министр здравоохранения России у нас в прямом эфире. Мы начали говорить о... Как сказать? Неправильной конструкции зарплаты или доходов врачей. Я правильно понял? Так можно сформулировать?

В.СКВОРЦОВА: Ну, можно, в общем. Можно сформулировать так. Вот, я хотела бы пояснить всем слушателям, что в настоящее время система работает таким образом, что Министерство здравоохранения и Федеральный фонд обязательного медицинского страхования доводит деньги, выделенные, соответственно, на заработную плату, до субъектов РФ. Эти деньги – они никаким образом не ранжированы внутри себя. Они доводятся до региона...

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть мешок?

В.СКВОРЦОВА: Мешок.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы передаете мешок. Федеральное министерство передает мешок.

В.СКВОРЦОВА: Выделенные на ОМС.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А как он рассчитывается... Тогда давайте так. А как он рассчитывается? Вот, есть некая область, скажем, наша любимая Кировская область, да? Там есть какое-то количество врачей. Вот, как вот?

В.СКВОРЦОВА: Вот, с 1 января 2013 года система ОМС заработала как консолидированная система по подушевому принципу. Мы впервые с советских времен вернулись на ситуацию, когда существенно уменьшается межрегиональное различие. Если еще 5 лет назад, как бы, финансовый норматив подушевой на здравоохранение различался в 25 раз между регионами, то за последние 5 лет пошагово мы абсолютно изменили эту ситуацию, и с 1 января у нас подушевой норматив единый для всей страны с учетом региональных различий бюджетной обеспеченности. То есть каждый регион имеет некий индекс, и свою расчетную величину... Она либо несколько увеличивается, несколько уменьшается. То есть в целом с учетом, как бы, особенностей рубля в каждом регионе норматив на человека одинаков.

А.ВЕНЕДИКТОВ: На человека – на больного или на врача?

В.СКВОРЦОВА: На проживающего человека.

А.ВЕНЕДИКТОВ: На проживающего человека.

В.СКВОРЦОВА: На проживающего человека.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть финансирование медицины, стартовое (назовем стартовое) федеральным бюджетом идет следующим образом. Вот, в Москве там 11 миллионов проживающих, такая-то история, коэффициент. А там, я не знаю, на Сахалине такое количество проживающих, значит, такие деньги плюс коэффициент?

В.СКВОРЦОВА: Абсолютно. Абсолютно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Понятно.

В.СКВОРЦОВА: Значит, эти деньги – они доводятся, и в результате объем этих денег, которые доводятся, ну, он существенно превышает уровень, скажем, прошлого года. Но я могу сказать, скажем, что в Забайкальском крае на 80% количество денег, доведенных в этом году, выше, чем в прошлом году. Но если исходить из того, что часть этого увеличения связана с перераспределением финансовых источников, вот, в чистом варианте, ну, около 30% чистая прибавка с учетом индекса-дефлятора всего 10%. Мы все понимаем, что это как бы ни считать, это все равно больше, чем это было.

В этом количестве есть закрепленное количество – это 72%, которые идут на оплату труда сотрудникам. 72%...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это не только ставки, да? Или это только ставки?

В.СКВОРЦОВА: Нет, это деньги, которые идут на оплату труда.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо.

В.СКВОРЦОВА: К этим деньгам добавляет и регион по своим обязательствам, по тому сегменту, который не входит в ОМС. В ОМС входит практически все кроме социально-обусловленных заболеваний – туберкулез, психиатрия, наркология и некоторые другие экспертные виды деятельности.

Значит, я хочу довести следующую мысль. Что из федеральных структур деньги доходят до региона в необходимом объеме. Они были доведены в этом году в существенном объеме, превышающем объем прошлого года, сохраняющем все те...

А.ВЕНЕДИКТОВ: С учетом инфляции, с учетом?..

В.СКВОРЦОВА: С учетом инфляции и с учетом сохранения всех тех выплат, которые ранее осуществлялись в рамках национального приоритетного проекта «Здоровье».

Дальше эти деньги приходят в субъект в так называемую тарифную субъектовую комиссию, в которую входит большое количество людей. Как правило, возглавляет эту комиссию либо губернатор, либо вице-губернатор по социальным вопросам, и идет распределение этих денег и формирование тарифов. Распределение и по профилям медицинской помощи, и по учреждениям медицинским.

Вот, я хотела бы отметить, что в каждом регионе есть очень большой смысловой люфт на то, как эти деньги распределяются даже по отдельным лечебно-профилактическим учреждениям.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Объясните.

В.СКВОРЦОВА: То есть в зависимости от конкретных потребностей региона регион может принимать решения о поддержке одного учреждения, считая его наиболее перспективным для развития. И фактически, ну, как бы, некие репрессивные механизмы финансовые для другого учреждения. Нет такой нормативной базы, которая бы уменьшила дисбаланс между доведением финансовых потоков между одним и другим учреждением.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это понятно.

В.СКВОРЦОВА: Но это только первый шаг. А дальше деньги приходят в само учреждение. И внутри учреждения по имеющемуся на сегодняшний день трудовому законодательству основные функции распределения денег на оплату труда принадлежат руководителю учреждения, главному врачу.

До последнего времени не во всех регионах было отнормировано, ну, прежде всего, количество денег, которые на самого главного врача должны идти и на его администрацию. Вот, если год назад мы приняли для федеральных учреждений решение о том, что зарплата руководителя не имеет права быть превышена более, чем в 8 раз по отношению к средней зарплате работающего.

Ну, я могу сказать, что у нас есть примеры вопиющие, когда, ну, в десятки раз выше зарплата руководства конкретным учреждением, чем работников. И потом, соответственно, говорят о том, что мало денег доводится.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, правильно. И тогда?

В.СКВОРЦОВА: Значит, и тогда, вот, мы направили несколько месяцев назад (это было самое начало этого года) письма всем губернаторам и министрам здравоохранения региональным о том, что необходимо. Мы не можем им диктовать, у нас есть разделение полномочий. Это полномочия самого субъекта по нашему законодательству вообще государственного устройства. Есть специальные законы, вы знаете, 131-й, 184-й о разделении полномочий. Федерация не может входить полностью в полномочия субъектов РФ. Мы им рекомендуем сделать то же, что мы сделали на федеральном уровне – взять и сделать индивидуальное для каждого региона вот такое соотношение. Мы им рекомендуем как минимум то же, что мы сделали в федеральных учреждениях, не больше, чем 1 к 8-ми.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть максимальная зарплата руководителя – 8, минимальная – 1? Не больше?

В.СКВОРЦОВА: Ну, в зависимости от того, как руководитель себя...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, максимальный разрыв?

В.СКВОРЦОВА: А максимальный – 8 раз.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да. 1 к 8-ми, да. Все верно.

В.СКВОРЦОВА: Но я хочу подчеркнуть, что тот анализ, который мы провели... А мы сейчас скринируем все, около 10 тысяч лечебных учреждений, которые работают в ОМС. И независимо от отношения к этому регионов и субъектов, собственно, РФ, мы видим ситуацию в каждом учреждении сейчас. Это и позволяет нам, в общем, в деликатной манере, но вмешиваться в деятельность регионов. Мы видим огромную вариабельность между зарплатой врачей одного и того же профиля. Иногда в 9, в 10 раз различается заработная плата. И когда мы проанализировали вместе с Министерством труда, потому что это их компетенция, вот этот вопрос, то мы поняли, что нам надо резко уменьшить вариабельность внутри этой зарплаты с учетом, что у нас, ну, в достаточной степени функционал врачей стандартизован, тем не менее, мы хотели бы, чтобы у нас основной оклад составлял существенно бóльшую часть оплаты труда.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это постоянные деньги.

В.СКВОРЦОВА: До 70-75%.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А сейчас 40, вы сказали.

В.СКВОРЦОВА: А сейчас – 40. Остальное было бы стимулирующим. Это, вот, как бы, первый момент.

Второй момент, мы настаиваем сейчас и создали межведомственную группу с Министерством труда на пересмотр нормативов труда, поскольку они не пересматривались с начала 80-х годов. И, конечно, не должно быть так, чтобы участковому терапевту было заложено 12 минут на осмотр больного, а педиатру там 15 или 17 минут.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но какие-то нормативы все равно, наверное, есть?

В.СКВОРЦОВА: Вот, они такие нормативы...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, логичные я имею в виду.

В.СКВОРЦОВА: Ну, вообще мы проанализировали то, как это бывает, как бы, и в других странах. Ну, обычное время – это не менее 20 минут. 20 минут на больного. Но при этом освободить врача от писанины. А для этого ей нужно электронное рабочее место, нужно, чтобы все необходимые бланки от рецептурных до любых других были в компьютере, элементарно заполнялись и распечатывались просто нажатием кнопки для того, чтобы не было переписывания от руки большого-большого количества бумаг. Поэтому, вот, организация работы – она параллельно тоже должна быть сюда включена.

Ну, вот, на самом деле, это недалекое будущее. Эти процессы все запущены.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Недалекое будущее?

В.СКВОРЦОВА: Нет. Потому что электронное рабочее место мы уже сделали. И, вот, уже с осеннего семестра начинает оно распространяться по первичным учреждениям. И мы надеемся, что где-то примерно пятую часть, около 20% мы уже оснастим этими местами до конца этого года.

Параллельно разработана электронная система помощи врачу в принятии решений, прежде всего, по выбору лекарственных препаратов и их совместимости. Разработано, ну, все, что должно быть в базе. Мы в конце 2012 года создали национальную электронную медицинскую библиотеку, и большой ресурс оцифрован. Эта библиотека как и другие справочные базы будет, соответственно, в общем доступе. И процесс пойдет уже с конца этого года.

Что касается нормотворчества вот этого, о котором я говорила (это важнейшая часть), мы сейчас до сентября заканчиваем (межведомственная группа) формирование методики нового нормирования труда. И с октября-месяца у нас идут 2 пилотных проекта. Вот, один я уже упоминала, это дистанционное непрерывное образование для врачей первичного звена. А второе – это новые подходы к нормированию труда в нескольких регионах.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я напоминаю, в прямом эфире «Эха Москвы» Вероника Скворцова, министр здравоохранения РФ.

РЕКЛАМА

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вероника Игоревна Скворцова у нас в эфире, мы продолжаем. У нас еще 15 минут. Вероника Игоревна, но все равно вот я сейчас читаю то, что мне пишут. И мне пишут там: «28 лет стажа. 6 тысяч – это позор. Пермь, врач».

В.СКВОРЦОВА: Я согласна.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А это может быть? Вот это может быть?

В.СКВОРЦОВА: Вы знаете...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Простите меня, Андрей, что я не доверил вам. Это муж, видимо, да? Но, вот, я не верю.

В.СКВОРЦОВА: Вот, к сожалению, это может быть. Мы где-то в марте открыли горячую линию. Она изначально формировалась для благотворительных фондов, поскольку мы договорились с благотворительными фондами о том, что перед тем, как собирать деньги на любого больного, маленького и взрослого, мы смотрим, вообще входит это в программу госгарантий совместно? И если входит, в большинстве случаев просто мы организовываем быстрое оказание помощи за государственный счет.

Но параллельно получилось так, что к этой горячей линии присоединилось огромное количество медицинских работников, и мы получили уже несколько тысяч писем. В основном, эти письма, ну, такие мессаджи, так скажем, они касаются низкого уровня заработной платы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну вот я здесь вот, я читаю вот это: «4200 оклад, Новокуйбышевск».

В.СКВОРЦОВА: Вот, я могу сказать, что из 10 тысяч лечебных учреждений на сегодняшний день у примерно 30%, около 3 тысяч имеются те или иные проблемы с выплатой заработной платы своим сотрудникам. И ясно, что не все же 650 тысяч врачей пишут в интернете о своих проблемах. Пишут те, у кого они есть. Реально есть сейчас учреждения, где сохраняются эти проблемы. Мы выходим по каждому абсолютно посылу на конкретное учреждение через территориальный Фонд обязательного медицинского страхования и через Департамент здравоохранения. И в каждом учреждении разбираемся.

Но иногда бывает так, что регион настаивает на справедливом подходе и вот к такой дифференциации. Поэтому мы для себя поняли: для того, чтобы уменьшить люфт возможностей вот этой вариативности, для этого нужно нам сейчас быстро просто обновлять нормативную базу для того, чтобы вот этот разрыв между, по мнению региона, лучшими и не совсем лучшими, не был столь значителен. Ну, вот это я хочу, чтобы все услышали.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы знаете, Вероника Игоревна, у нас разговор пошел о проблемах именно медицинских работников. Я хотел бы вас попросить найти время прийти в ближайшее время еще на час и поговорить о проблемах пациентов. Я сейчас не хочу уходить на это...

В.СКВОРЦОВА: С удовольствием. Спасибо.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не-не. Нет, ну, чтобы вы не исчезли на полгода, потому что просто двухчастёвка, ладно?

В.СКВОРЦОВА: Хорошо, да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Мы, правда, после эфира поговорим, потому что люди обижаются – вот тут про очереди, про квалификацию.

Вот у нас сейчас получилось, что у нас передача о проблемах медицинских работников, и я ее продолжаю в этом.

В.СКВОРЦОВА: Хорошо.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Скажите, пожалуйста, повышение квалификации. Вот, опять-таки, врачи жалуются, что есть разные учреждения. Они идут на повышение квалификации. Хорошие врачи вообще хотят квалификацию повышать сами. Но разные учреждения, скажем так, по-разному повышают квалификацию. Вот, что здесь такое обучение-обучение? Вы сами говорите о новых технологиях, о новых приемах. Где их получить врачу, который работает 10, 15, 20, 30 лет?

В.СКВОРЦОВА: Ну, вообще во всем мире подход таков, что кроме теоретических знаний и понимания, для чего и как, как бы, пользоваться новыми технологиями, нужно еще на рабочем месте обучиться им. И для этого создаются специальные симуляционные тренинговые центры, когда сначала на специальных макетах, в виртуальной реальности, с помощью специальных компьютерных устройств нарабатываются навыки, скажем, эндоваскулярной хирургии. И этот курс – он недельный всего. Но за этот недельный курс вам ставят руки, вы как пилот, как бы, летаете определенное количество часов. То есть вам поставят определенные задачи, вы начинаете работать сначала на простых бассейнах, скажем, нижние конечности, сосуды. Потом коронарные сосуды (сердце). Потом более сложные, каротиды, сонные артерии. Вам ставят руки и вам дают разную геометрию сосудов, то есть большое количество задач под каждую ситуацию. И фактически за неделю вы готовы переходить уже к подобным манипуляциям, ну, при старшем товарище, тренере, фактически, тьюторе.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А вы представляете 600 тысяч врачей, вот это всё? Я не представляю.

В.СКВОРЦОВА: Это не нужно же всем. Дело в том, что это касается тех врачей, которые манипулируют руками. Это, в основном, это хирургические профили, причем такие, изысканные хирургические профили. Это сердечнососудистая хирургия, эндоваскулярная, это вся эндоскопия. Это, безусловно, реанимация самая разнообразная, в том числе неонатальная реанимация и неонатология. Это акушерство и гинекология. Вот там, где рукоделие является достаточно значительной частью специальности, там нужны симуляционные центры.

Мы сделали в прошлом году, в 2012 году 7 таких центров на базах наших ведущих медицинских вузов. В этом году мы делаем еще 7.
Далее см.:http://См.:http://www.echo.msk.ru/programs/exit/1132796-echo/#element-text

Неактивен

 

#203 2013-08-14 01:11:15

дмитрий борисович
Member
Зарегистрирован: 2010-04-01
Сообщений: 1458
Профиль

Re: Жизнь и дела министра Вероники Скворцовой

Павел Андреевич написал:

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы знаете, вы чем больше говорите, тем у меня больше возникает вопросов. Я даже не знаю, куда тут ответвляться.

все здравоохранение не знает куда ответвится от вероники игоревны. вода водой и сказки про светлое будующее с упором на международный опыт. ЛАЖА

Неактивен

 

#204 2013-08-14 13:47:15

Семен Семенович
Member
Зарегистрирован: 2012-07-24
Сообщений: 54
Профиль

Re: Жизнь и дела министра Вероники Скворцовой

Павел Андреевич написал:

Ну, я могу сказать, что в настоящее время мы выпускаем 36 тысяч врачей в год.

Значит, за три года в профессию должны были придти 108 тыс. врачей, а их прибавилось, всего, на 17 тыс. Следовательно, остальные 91 тыс либо ушли из профессии, либо растворились в общей массе трудоспособного потенциала страны... странная математика.

Неактивен

 

#205 2013-08-15 09:38:13

дмитрий борисович
Member
Зарегистрирован: 2010-04-01
Сообщений: 1458
Профиль

Re: Жизнь и дела министра Вероники Скворцовой

очень эффектная целевая подготовка, нормативная база которой существует лишь в голове скворцовой.
зато вузы заполнены блатняком кавказских республик.

Неактивен

 

#206 2013-08-15 10:10:17

Павел Андреевич
Moderator
Зарегистрирован: 2007-04-08
Сообщений: 4207
Профиль

Re: Жизнь и дела министра Вероники Скворцовой

Все у девушки не сходится. Основная масса работающих сейчас врачей училась в 70-80 годы, а не в лихие 90-е. В лихие и потом учили их те самые, которые теперь в совете ректоров. Уж они помогут! И Рошаль в образовании дока. В общем светлого впереди не видать. Надо гнать, но на кого менять? Да и подо что?

Неактивен

 

#207 2013-08-26 16:34:22

Anna
Member
Зарегистрирован: 2008-03-18
Сообщений: 3460
Профиль

Re: Жизнь и дела министра Вероники Скворцовой

Около 8-10% врачей в РФ ежегодно уходят из медицины, заявила Скворцова
КРАСНОГОРСК (МОСКОВСКАЯ ОБЛАСТЬ), 26 авг — РИА Новости. Около 8-10% врачей ежегодно покидают медицинскую отрасль, только 2% из них выходит на пенсию, остальные разочаровываются в профессии, сообщила в понедельник министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова.

Глава Минздрава напомнила, что в РФ около 640 тысяч врачей работают в государственной системе здравоохранения. При этом дефицит кадров составляет порядка 40 тысяч специалистов. В основном это врачи, которые работают в первичном звене, оказывают амбулаторную помощь в поликлиниках, фельдшерско-акушерских пунктах и так далее. Медицинские вузы ежегодно выпускают 24 тысячи врачей, которые учатся на бюджетном отделении, и 10 тысяч врачей, которые учатся на платном, добавила она.

"При этом отток из отрасли составляет около 8-10% ежегодно и только 2-2,5% — это уход на пенсию. Остальные — это уход из отрасли в связи с некоторым разочарованием или в профессии, или в условиях работы. Наша задача — создать такие условия, чтобы ни один врач, выбрав профессию по любви и юношескому порыву — приносить людям добро, не ушел из отрасли", — сказала Скворцова, выступая на Форуме молодых врачей РФ в Красногорске.

РИА Новости http://ria.ru/society/20130826/95859767 … z2d4ti0x27

Неактивен

 

#208 2013-08-27 07:25:05

Павел Андреевич
Moderator
Зарегистрирован: 2007-04-08
Сообщений: 4207
Профиль

Re: Жизнь и дела министра Вероники Скворцовой

Иными словами: уходит из медицины 64 тысячи, поступление 30 тысяч. Из последних большая часть - иностранцы. Не может при такой арифметике быть недостачи в 40 тысяч: она должна расти на 30 тысяч в год минимум. Ну и так: врачи на ФАПах обычно не работают.

Неактивен

 

#209 2013-08-27 13:12:58

Семен Семенович
Member
Зарегистрирован: 2012-07-24
Сообщений: 54
Профиль

Re: Жизнь и дела министра Вероники Скворцовой

Anna написал:

При этом отток из отрасли составляет около 8-10% ежегодно и только 2-2,5% — это уход на пенсию.

Если необоснованно ушедших объявлять врагами народа и сажать, то отток уменьшится в разы...

Неактивен

 

#210 2013-08-28 17:18:09

Anna
Member
Зарегистрирован: 2008-03-18
Сообщений: 3460
Профиль

Re: Жизнь и дела министра Вероники Скворцовой

Леонид Рошаль: Открытое письмо главному редактору газеты «Труд» Валерию Симонову
Глубокоуважаемый Валерий Петрович!
В газете «Труд» за 16 августа 2013 г. была опубликована статья обозревателя Виталия Головачева «Как бы есть позитивы очевидные…», посвященная выступлению министра здравоохранения РФ Вероники Скворцовой на «Эхе Москвы». Я сам слушал это выступление, и меня удивило то, как воспринял опытный журналист В. Головачев это интервью.

Он пишет: «А народ в ответ (Л.Р. — на интервью) разразился гневными и едкими оценками, в которых трудно найти доброе слово. Откуда такая неблагодарность?» Считаю, что слово «народ» нужно употреблять осторожно. Может быть, есть кто-то, кто действительно думает иначе. Но зачем так обобщать? То, что у нового Минздрава есть влиятельные враги в лице «старой гвардии», известно всем. Есть и недовольные богатенькие, которым Минздрав не дает разгуляться. Они нанимают специальных блогеров-троллей, которые, технологично используя электронные средства, пытаются создать видимость «народного» гнева. Я лично через это уже проходил. Мне и большинству моих товарищей выступление Скворцовой по «Эху Москвы» понравилось.

В качестве примера негатива в работе сегодняшнего Минздрава господин Головочев приводит высказывание некоего автора, который к недостаткам компьютеризации в здравоохранении относит «компьютерные программы, не приносящие пользы ни пациентам, ни медикам». Замечу, что компьютеризация в системе здравоохранения – это сложный процесс. Мы в Научно-исследовательском институте неотложной детской хирургии и травматологии занимаемся этим уже почти 8 лет. Многого уже добились, но этот процесс еще далек от завершения. Однако сегодня у нас и медицинские сестры, и врачи уже овладели компьютерами. Уже создана работающая сеть, которая приносит большую пользу. Если сегодня наша компьютерная система встанет, встанет работа всего института. Не следует забывать, что компьютеризация в здравоохранении была начата еще при Зурабове, и продолжена при Голиковой. Как безалаберно она проходила, и сколько денег было выброшено впустую, в том числе и из-за коррупции, — это отдельный вопрос. Скворцова сегодня разгребает завалы.

Опять ссылка на безвестного автора: «Такие же выводы делаются и врачами, и пациентами по поводу других громких инициатив Минздрава…. Закупили новое оборудование, а работать некому, обучить персонал не успели. Нередко дорогущая аппаратура стоит зачехленная. Да и нет денег на расходные материалы». «На 100 тысяч взрослого населения в нашей местности всего два эндокринолога — то отпуск, то декрет, пробиться невозможно». «Система здравоохранения доведена до полного развала. 12 минут на больного и море писанины — пациентами заниматься некогда. Медики в рабстве у главных врачей. Базовый оклад — 40%, а все остальное — на усмотрение главного».

Для кого это пишите обозреватель? Для непосвященных, или он пытается создать такое «облако негатива» у народа по отношению к новому Минздраву? Вы же знаете прекрасно, что модернизацию проводила Голикова, что кадровая проблема накаливалась десятилетиями и сегодня переросла в катастрофу, и что против 12 минут для больного выступила именно Скворцова, как и за повышение базового оклада до 70-75%. Минздрав, кстати, не кричит в отличие от прежних о «все о новых победах», а ставит перед руководством страны острые вопросы. Скворцову хочет уничтожить финансовое лобби и другие недоброжелатели. Ни один министр в прошлом не был поставлен в такую сложную финансовую ситуацию, когда финансирование здравоохранения не увеличивается, а уменьшается. Это будет вызывать недовольство и медиков и населения. Может быть, на это и рассчитывают.

По мнению автора статьи, в интервью у Скворцовой не было «глубокого анализа острых проблем». Ответственно заявляю, что ни от одного прежнего Министра мы не слышали такого глубокого профессионального анализа острых проблем, как и о путях их решения, как от Скворцовой. Кстати, позиция Скворцовой в чем-то близка позиции профессора Кравченко, и противопоставлять их не следует.

«Я бы уж точно не хотел попасть к врачу, повышавшему квалификацию с помощью Интернета…», — пишет обозреватель «Труда». Мне его просто жаль. Во всем мире Интернет играет все большую роль в образовании. Национальная медицинская палата вышла с инициативой, которая позволит облегчить получение знаний для начала участковым педиатрам, участковым терапевтам и врачам общей практики путем использования интернет-ресурсов, предоставляющих постоянное дистанционное персонифицированное бесплатное образование. И сегодня совместно с Минздравом мы запускаем этот пилотный проект.

Объективно оценивая деятельность Минздрава за последнее время, могу сказать, что не все получается гладко. Конечно, к отдельным приказам министерства есть вопросы. Мы совместно упорно идем к созданию системы экспертизы, когда Национальная медицинская палата смогла бы давать свою оценку проектам приказов, законодательным инициативам и нормативным документам, подготовленным Минздравом, еще до того, как они будут подписаны. В этом, мы считаем, есть залог успеха. Мы должны снимать все вопросы, которые касаются профессиональной деятельности врачей, до подписи Министра.

Сегодня начал практическую работу Координационный совет между Минздравом и Национальной медицинской палатой. Мы, наконец, приступаем к созданию Концепции развития здравоохранения, которая должна была быть написана еще более 10-15 лет тому назад.

Кадровая проблема – это системная проблема в нашей стране, зависимая в основном не от Минздрава. Об этом знает и руководство страны. Мы сомневаемся в том, что ресурсов регионов хватит, чтобы ее решить. Для того чтобы исправить то состояние, в которое загнало здравоохранение прежнее руководство Минздравсоцразвития, нужно минимум 3-4 года. И это при хорошем раскладе. Сегодня есть четкая программа выхода из этой ситуации, но без достаточного финансирования ее решить невозможно.

Еще раз – у Минздрава есть ошибки. Но я – за объективную оценку деятельности ведомства.

Я с давних пор с большим уважением относился к газете «Труд». Она никогда не скатывалась до желтизны. К сожалению, эта статья досадное исключение.

С уважением,
Ваш Л. Рошаль



А в это время героическая Вероника Игоревна опять спасла человека....
По пути в Хабаровск глава Минздрава Вероника Скворцова оказала экстренную помощь пассажирке самолета
Она вывела из полуобморочного состояния молодую девушку, которой внезапно стало плохо.Министерство здравоохранения продолжает контролировать эпидемиологическую ситуацию на подтопленных территориях Хабаровского края, Амурской и Еврейской автономной области. Паводок в Хабаровском крае набирает силу. По сообщениям СМИ, за минувшие сутки в регионе подтоплены еще шесть населенных пунктов. Военные и добровольцы продолжают возводить дамбы. Пришлось эвакуировать еще  около 200 человек. В район бедствия срочно вылетела министр здравоохранения Вероника Скворцова. По прибытии министр осмотрела укрепленную набережную. Вероника Игоревна рассказала журналистам, что по пути в Хабаровск ей пришлось откачивать в самолете пассажирку, которая почти потеряла сознание:
«Я подошла во второй салон, где 22-летняя девушка внезапно почувствовала себя плохо. Она жаловалась на головную боль, резь в глазах, тошноту. Пассажирка была в полуобморочном состоянии, у нее ослабела и онемела левая рука, ей нужно было лечь».
После оказанной помощи девушка пришла в себя.
По профессии министр Вероника Скворцова — нейрофизиолог. И это не первый случай, когда она лично спасает россиян. Недавно — в июле министр пришла на помощь сотруднику кремлевской администрации, у которого перед началом заседания случился инсульт.

Отредактированно Anna (2013-08-28 17:25:57)

Неактивен

 

#211 2013-08-30 00:22:12

дмитрий борисович
Member
Зарегистрирован: 2010-04-01
Сообщений: 1458
Профиль

Re: Жизнь и дела министра Вероники Скворцовой

Anna написал:

Вы же знаете прекрасно, что модернизацию проводила Голикова, что кадровая проблема накаливалась десятилетиями и сегодня переросла в катастрофу, и что против 12 минут для больного выступила именно Скворцова, как и за повышение базового оклада до 70-75%.

Вот тут господин рошаль передергивает. госпожа голикова не имела медицинского образования, поэтому за все медицинские аспекты отвечала ее заместитель госпожа скворцова. Во многом из за ее невнятных советов и отсутсвия системного подхода голикова и была переведена.

Anna написал:

Объективно оценивая деятельность Минздрава за последнее время, могу сказать, что не все получается гладко. Конечно, к отдельным приказам министерства есть вопросы. Мы совместно упорно идем к созданию системы экспертизы, когда Национальная медицинская палата смогла бы давать свою оценку проектам приказов, законодательным инициативам и нормативным документам, подготовленным Минздравом, еще до того, как они будут подписаны. В этом, мы считаем, есть залог успеха. Мы должны снимать все вопросы, которые касаются профессиональной деятельности врачей, до подписи Министра.

Мы это кто? С какого перепоя группа давления собирается контролировать законотворчество? Тем более, что интересы господина рошаля им обозначены: принудить медиков к платному членству в своей нацмедпалате. И ради этого он любому подпоет, кто пообещает золотой дождь вопреки закону и здравому смыслу.

Неактивен

 

#212 2013-08-30 13:44:38

дмитрий борисович
Member
Зарегистрирован: 2010-04-01
Сообщений: 1458
Профиль

Re: Жизнь и дела министра Вероники Скворцовой

Владимир Евгеньевич написал:

и дать нацпалате право на постдипломное образование (ещё бОльшая плата).

Ага только ввиду отсутсвия сил и средств учат те же загибающиеся вузы, а бабло собирает рошаль.

Неактивен

 

#213 2013-09-12 09:33:22

Anna
Member
Зарегистрирован: 2008-03-18
Сообщений: 3460
Профиль

Re: Жизнь и дела министра Вероники Скворцовой

Вероника Скворцова: «Важнейшим направлением нашей работы становится активизация государственно-частного партнерства»
Какие меры предпринимаются Министерством здравоохранения России по борьбе с чрезвычайной ситуацией на Дальнем Востоке, где продолжается наводнение?

Ситуация полностью под контролем, на сегодняшний день оценивается как стабильная. Достаточно сказать, что уровень инфекционной заболеваемости не превышает контрольных уровней, и он даже ниже, чем было в прошлом году в аналогичный период времени. Безусловно, функции медицинской службы в разных регионах разные. В тех регионах, где активно сходит вода, наша задача – организовать санитарно-эпидемиологическую обработку, допустить население на территории и в дома, где обработка проведена. Для этого и Амурская область, и Еврейская автономная область полностью обеспечены необходимым количеством дезинфектанта.

Кроме того, в связи с тем, что до сих пор население остается в пунктах временного размещения, а погода меняется – наступают холода, очень важно обеспечить профилактику и вирусных заболеваний, и респираторных, и гриппа в том числе, сезонных вспышек которых можно ожидать в ближайшее время. Поэтому, во-первых, мы обеспечили эти регионы большим количеством противовирусных препаратов с учетом повышенной потребности, начинаем вакцинацию против гриппа, для того, чтобы уменьшить риски, прежде всего, для детей и для населения пожилого возраста, ослабленных людей с хроническими заболеваниями.

Что касается Хабаровского края, особенно региона Комсомольска-на-Амуре и Николаевска-на-Амуре, – основные риски сейчас сопряжены с ростом уровня воды, поэтому мы отрабатываем медицинские мероприятия таким образом, как 1,5-2 недели назад отрабатывали в Амурской области и в Еврейской автономной области. Развернуто 4 мобильных госпиталя, 3 из которых — федерального медико-биологического агентства. Один из них расположен в Еврейской автономной области в селе Бабстово, 3 госпиталя – по течению Амура в трех точках Хабаровского края: в селе Некрасовка Хабаровского района, в селе Троицкое – это средняя часть Хабаровского края, Нанайский район, и в Ульчском районе в селе Богородское – это уже ближе к Комсомольску-на-Амуре. Сейчас осмотрены более 5500 человек, из них 1500 детей, 3000 с лишним человек госпитализированы, но, как правило, по причине стрессовых реакций, обострений хронических заболеваний, и незначительных травм. Работа идет полным ходом.

Понимая, что многие люди остались в своих домах и по разным причинам не хотят их покидать, нам пришлось организовать подворовые обходы. Фактически это даже не обходы, а объезды — на лодке по воде. В общей сложности более 150000 человек осмотрены во время подворовых обходов, они получили прививки прямо в лодках, на месте. Это важно с учетом того, что есть затруднения в передаче им воды, пищи. Службы МЧС обеспечивают этих людей, но, тем не менее, они в большей зоне риска, чем те, кто находится на как бы «большой земле» на территории специальных развернутых пунктов.

Расскажите, пожалуйста, о деятельности Общественного совета при Министерстве здравоохранения Российской Федерации. Как планируете формировать его состав?

Отмечу, что для нас это реальное живое дело. Мы не хотим каких-либо формальных советов и комитетов при Министерстве. Дело в том, что наша отрасль – самая чувствительная для любой страны, она касается каждого человека с момента рождения до момента смерти, и ясно, что во многом отношение населения к собственному государству, к политической власти, оценка уровня своей жизни определяется именно оценкой состояния здравоохранения. Нам бы очень хотелось вместе с населением работать над решением тех или иных задач.

Мы создаем Общественный совет, причем отдали полностью эту работу Общественной палате Российской Федерации и Экспертному совету Правительства РФ. Эти две структуры создают рабочую группу и рассматривают каждого, кто хочет войти в Общественный совет при Минздраве. Главное, чтобы это был дееспособный совершеннолетний гражданин Российской Федерации. Это не обязательно должен быть профессионал, потому что мы хотим услышать и пациентов, и медиков-профессионалов, и просто людей с активной жизненной позицией. Мы надеемся, что это будет примерно 31 человек – нечетное количество удобнее для принятия решений. А также хочется, чтобы люди, которые будут отражать не только собственное мнение, но и мнение определенного сектора социального, стоящего за ними, и люди, которые позитивно настроены и действительно хотят внести вклад в развитие российского здравоохранения, — они все будут иметь такую возможность.

Мы их допустим к обсуждению любых решений, которые принимаются Минздравом, к рассмотрению нормативных актов и документов, которые готовятся ведомством, и мы надеемся, что Совет поможет осуществить общественный контроль за деятельностью и Министерства здравоохранения, и подведомственных служб, и в целом системы здравоохранения в стране. То есть мы не боимся этого, мы – абсолютно открытое пространство, мы не хотим искажения правды, мы работаем на результат. Для того чтобы результат был позитивным, нам необходимо понимать, что на самом деле происходит. Вот наша позиция.

Связано ли назначение на должность Айрата Фаррахова с успехами в здравоохранении Татарстана?

Безусловно. Айрат Закиевич Фаррахов – Министр здравоохранения Татарстана, пока до сегодняшнего момента действующий. Работает он почти 7 лет в этой должности, и все эти годы мы активно сотрудничали. Опытный сотрудник, заслуженный врач, кандидат медицинских наук, доцент, который преподает в Медицинском Университете, и, кроме того, эффективный региональный министр. Первый раз я предложила Айрату Закиевичу работать моим заместителем год назад, но в связи с необходимостью проведения Универсиады в Казани мы договорились с ним, что эту часть он отработает на месте, хотя мы все время работали в тесном контакте. А сейчас Универсиада проведена, причем на очень высоком уровне, я повторила еще раз свое приглашение, и очень рада, что такое решение было принято. Надеюсь, что это дополнительно укрепит всю команду Министерства.

Прокомментируйте, пожалуйста, проблему дефицита кадров и ухода врачей из отрасли.

Это самый важный и сложный вопрос. С одной стороны, радует, что за последние 2 года конкурс в медицинские ВУЗы вырос, и они устойчиво занимают первое место по итоговому баллу ЕГЭ. Самые сильные ребята, отличники, серьезные, хорошо организованные хотят идти в медицину. Уровень поступающих сейчас, после того спада временного, который был в 90-е годы, до середины 2000-х годов, резко вырос, идут сильные абитуриенты. Безусловно, у нас отсутствует обязательное распределение, которое бы отрасль выручило, потому что отрасль так устроена, что начинать надо работу «снизу». Не случайно раньше выпускники проходили через работу участковыми врачами, 2-3 года уходило на то, чтобы понять и почувствовать профессию, научиться общаться с больными, понимать широкую патологию и разбираться с каждым больным как с единым организмом. Ведь организм болеет весь, даже если кажется, что это какая-то одна система вышла из строя. Такая работа была очень полезна, и только после этого шли на специализацию.

Система оказалась разрушена за прошедшие 20 лет, модным стало сразу идти в элитарную клинику работать – или в бюджетную, или в платную. Мы хотим вернуть все на круги своя. Для этого придется принять некоторые решительные шаги, не выходя за рамки государственных основ, которые существуют на сегодняшний день. Мы ввели так называемый целевой контрактный прием, по которому идет 40% бюджетных мест. Фактически мы даем некую внеконкурсную поддержку и помощь тем ребятам, которые немножко не дотягивают до возможности честной победы в честном конкурсе, но которые готовы за это — при наличии дополнительных мер социальной поддержки — отработать на подготовленном для них рабочем месте в течение 2-3 лет.

Для этого сейчас с каждым из 83 регионов мы четко определяем те «горящие» вакансии, которые должны быть заполнены в первую очередь. Это амбулаторные точки, участковые больницы, центральные районные больницы, то звено, которое больше всего пострадало, в котором наблюдается максимальный дефицит врачей. Фактически мы стараемся выбирать талантливых ребят из сельских школ или из небольших городков, которым помогаем бесплатно поступить в институт. Более того, мы с федеральными ВУЗами для них организовываем дополнительную подготовку в течение первого курса обучения в институте, чтобы они могли достичь уровня городских и столичных детей и сравняться с ними.

А потом мы делаем так, чтобы с помощью дополнительных стипендий упростить жизнь этих ребят, организовать летние практики на подготовленном рабочем месте, обеспечить их социально после окончания ВУЗа. Здесь предусмотрено и предоставление жилья, некоторые регионы покупают сразу автомобиль, для того, чтобы быть мобильным и объезжать свою территорию. Здесь много возможностей, чтобы помочь встать молодым специалистам «на ноги», приобрести новый социальный статус, окрепнуть. Кроме того, мы подготовили в этом году электронное рабочее место врача в первичном звене. Это место связано с национальной электронной библиотекой, со справочными базами, с электронной системой помощи в принятии решений. Система разработана вместе с широким медицинским экспертным кругом, включая Национальную Медицинскую палату, медицинские профсоюзы, а так же более 60-ти медицинских профильных ассоциаций. Подготовлены дистанционные программы непрерывного медицинского образования, которые мы тоже будем внедрять через электронные рабочие места, что позволит специалистам чувствовать себя все время в «паутине», в связи с нашими выдающимися учеными-медиками, действительно постоянно повышать свою квалификацию. Все это вместе, я так думаю, позволит нам потихоньку эту проблему решить. Хотя это не просто, я все же еще раз хочу на этом остановиться.

Расскажите, пожалуйста, о непрерывном образовании.

Сейчас в соответствии с законом «Об основах охраны здоровья граждан» каждый врач минимум раз в 5 лет должен подтверждать свою квалификацию. Либо подтверждать, либо повышать. Мы же хотим, чтобы процесс образования шел в постоянном режиме, наряду с этими дискретными подтверждениями, чтобы мы постоянно следили онлайн за специально созданными комитетами профильными, за работой каждого конкретного врача. Я хотела обратить внимание, что мы оставляем бесплатной первую ординатуру – каждый врач имеет право на бесплатное дополнительное образование для получения узкой специальности. Причем если раньше ординатура была 2 года, то теперь будет от 2 до 5 лет в зависимости от профиля.

Скажем, чтобы стать сердечно-сосудистым хирургом или нейро-хирургом базового уровня, надо учиться 5 лет. Это не значит, что специалист будет допущен сразу ко всем манипуляциям, будет ограниченный перечень, который он может выполнять после пятигодичной ординатуры. Но этот перечень, допустим, составляет всего 30-40% от максимального перечня по этой специальности, и есть возможность уже на рабочем месте после этого расширять круг допусков специалиста к тем или иным манипуляциям. Эта процедура построения индивидуального листа допусков к тем или иным конкретным видам медицинской деятельности носит название «аккредитация», и с 2016 года по закону она будет обязательным компонентом нашей жизни. Мы вводим впервые за всю историю нашей страны аккредитацию каждого медицинского работника, но, прежде всего, врачей.

Планируется ли реформа в оплате труда медиков?

Здравоохранение – это одна из отраслей народного хозяйства. Распределение заработной платы, как для любой другой отрасли, регулируется трудовым законодательством. Основные положения прописаны в Трудовом Кодексе — каким образом зарплата доводится до каждого работающего. В нашей отрасли 40% заработной платы медицинского работника – это основной оклад, 20% — компенсационные выплаты, 40% — стимулирующие выплаты. Созрело коллективное ощущение у всех медицинских работников и экспертов, что ситуация должна быть изменена, потому что с введением стандартов медицинской помощи мы сейчас подходим к созданию полунациональных клинических протоколов, которые задают жесткую планку, ниже которой нельзя опускаться. Можно креативить выше, но сделай сначала то, что ты обязан сделать.

Вот при такой ситуации базовый оклад должен занимать существенную долю суммарной заработной платы. Это позволит уменьшить ту вариативность, которая сейчас существует в отрасли. У врачей одного и того же профиля, проживающих в одном регионе и работающих в соседних больницах, иногда в 10 раз заработная плата отличается. Этого не должно быть, потому что это всегда субъективизм. Нет объективных критериев, которые объясняют такие различия. И второй момент – необходимость пересмотра норм труда для медицинских работников. Последний раз они пересматривались в 1981 году, прошло уже 30 лет, изменилось многое в обществе, в государстве, а это осталось по-прежнему. Не может врач-терапевт в первичном звене 12 минут смотреть пациента, который первый раз к нему приходит, потому что собрать анамнез – это занимает время. Нельзя врача, который учился 7 лет, для того чтобы выполнять эту функцию, приравнивать просто к оператору, который выписывает рецепты, заполняет бланки и т.д. Это приводит к серьезным психологическим потерям для врача, невозможности реализовать то, ради чего он пришел в профессию, раннему разочарованию и уходу из отрасли.

От 8 до 10% людей за последние годы покидают отрасль ежегодно, из них только 2-2,5% — по пенсионному возрасту. Остальные — из-за разочарования, желания заниматься чем-то более стоящим в жизни. Хотя ничего более стоящего, чем медицина, на мой взгляд, нет. Поэтому наша задача – создать такие условия, чтобы врач мог действительно реализовать то, ради чего он готовился и проявить свои лучшие профессиональные навыки.

Что касается средней заработной платы, она существенно повысилась. По данным Росстата за I полугодие 2013 года мы уже опередили индикаторы, которые ставили для себя на декабрь, на конец года. Мы сейчас вышли на средний уровень почти 39 000 рублей заработной платы для врачей и более 22 000 рублей – для медицинских работников среднего звена. Это существенный рывок по сравнению с тем, что было еще год назад. Но эти нюансы, о которых мы сейчас говорили: не отрегулированный уровень вариабельности и фактически определение «кому сколько» на уровне локального медицинского учреждения, на уровне отчасти тарифных комиссий субъектов, когда потоки могут быть разными заработной платы между разными лечебными учреждениями. Получается, что есть уровень распределения на уровне субъекта Российской Федерации, а потом есть еще уровень распределения на уровне каждого учреждения.

Чтобы это регламентировать, создать единые понятные критерии, нужно некоторое время. Мы в марте создали межведомственную комиссию по трудовому нормированию. В нее вошли представители Министерства труда и профсоюзов, экспертных сообществ. В настоящее время заканчивается работа над методикой современного трудового нормирования, планируем с октября инициировать «пилотный» проект, который пройдет в нескольких регионах страны для отработки новых подходов. Если «пилот» будет успешным, это позволит нам со следующего года внедрять систему по всей стране.

Прокомментируйте, пожалуйста, новый порядок оказания медпомощи, который вступит в силу с 1 января 2014 года.

Нет задачи каким-то образом разгрузить скорую помощь. Речь идет о том, чтобы всеми доступными путями экстренная помощь оказывалась быстро и своевременно. Это самое важное. Экстренная помощь – это помощь, которая оказывается по жизненным показаниям. Это предназначение службы сокрой помощи. Но, если человека взяли в машину, проезжавшую мимо, а он истекает кровью, находится без сознания, или если вообще на улице это произошло рядом с больницей, то должна быть возможность прямого обращения, безусловно.

Во многих странах мира существуют скоропомощные больницы — больницы экстренного приема, где развернуто специальное приемное отделение, в котором больной не лежит, ожидая очереди 2-3 часа, а когда фактически сразу команда медиков начинает с ним работать, это называется «принцип лепестка». Рядом с больным каждый специалист знает свое место, работает электрокардиографист, лаборант, параллельно — реаниматолог, который, если нужно, освобождает верхние дыхательные пути и проводит массаж сердца, и т.д., и т.д. Это круг специалистов, которые одновременно занимаются больным, друг другу при этом не мешая. Так вот, задача таких отделений заключается в том, чтобы начинать «с порога» заниматься больным, кроме того, иметь диагностические портативные приборы, которые позволяют быстро получить необходимые результаты — лабораторные экспресс-тесты, переносные кардиограф, электроэнцефаллографы, и т.д. Есть такое понятие – «время от двери до иглы», которое не должно превышать 30 минут с момента ввоза больного через порог, когда нужно начать действовать.

Для России это не новшество. У нас и в советские времена на базе больших больниц в крупных населенных пунктах были такие скоропомощные стационары. Сейчас это воссоздается, причем на новом, современном уровне. Создаются койки, где больной может оставаться как бы на период «сортировки», пока решается вопрос, куда именно его направить. Это позитивное и благородное дело, которое делается не в ущерб тому, что было, а в плюс к тому, что было.

Расскажите о программе перезапуска Координационного совета по вопросам взаимодействия с индустрией здравоохранения.

Важнейшим направлением нашей работы становится активизация государственно-частного партнерства. Это очень важно, потому что одновременно с этим мы стараемся увести механизмы оптимизации трат государственных ресурсов, как бы высвободить то, что на сегодняшний день недостаточно экономично используется. Но, кроме того, нам необходимо привлекать негосударственные ресурсы к работе всей системы. Это не означает начала перехода на платную медицину. Поясню: как работали государственные гарантии бесплатного оказания помощи, так они и будут работать, но это общее поле государственных гарантий, которое, в основном, уже более чем на 80% обеспечивается системой обязательного медицинского страхования, оно должно быть открытым и конкурентным.

Мы готовы пускать на это поле не только государственные учреждения, но и частные учреждения, которые согласны работать в ОМС по тем единым тарифам, которые разрабатываются с учетом возможностей страны. Первое направление нашего сотрудничества — активное вовлечение частной инфраструктуры или инфраструктуры, основанной на государственно-частном партнерстве в оказании медицинской помощи. Конкуренция между государственными учреждениями и частными за достаточно большой финансовый ресурс, позволит существенно повысить качество оказания медицинской помощи. Кроме того, она позволит возложить на заинтересованных частников и текущее обеспечение ФАПов, врачебных кабинетов общих практик, маленьких поликлиник и т.д. Начнем с первичного звена.

Но этим не исчерпывается государственно-частное партнерство. Для нас очень важно вводить элементы профессионального менеджмента в здравоохранение и внедрять продуманные системы тайминга, т.е. регуляции функциональных обязанностей каждой единицы в медицинском учреждении, и определение правильных графиков работы врачей, правильных алгоритмов работы с каждым пациентом и т.д. Это управленческие решения внутри каждого учреждения. Существенно преуспели здесь частные клиники и международные сообщества. Поэтому мы не должны стесняться их привлекать, для того чтобы помогать это организовывать в государственных организациях. Нам это необходимо на сегодняшний момент, и мы будем серьезно заниматься. Это, кстати говоря, позволит существенно повысить удовлетворенность населения от комфортности услуг в получении медицинской помощи.

Важным для нас направлением является, безусловно, развитие производства — фармацевтического и медицинского. Это тоже важнейшая самостоятельная тема. Мы должны, с одной стороны, быть в каких-то сферах самодостаточными, прежде всего, в обеспечении населения современными и безопасными вакцинами, особенно – детей, другими различными биологическими препаратами. В этом вопросе любая ошибка не просто стоит жизни конкретного человека, а может, скажем, негативно сказываться на популяционном здоровье россиян в целом. Мы работаем над тем, чтобы в нашей стране создавались новые фармацевтические кластеры на основе государственно-частного партнерства, которые будут снабжать население России современными и безопасными лекарственными препаратами. То же касается и другой медицинской продукции.

Поэтому есть вот столько важных направлений, в которых мы хотим привлечь всех желающих: негосударственные инвестиции, экспертов частной медицины, против развития этого сектора медицины мы не возражаем — мы готовы, государство готово закупать медицинские услуги за счет государственного ресурса у тех, кто достоин. В данном случае для нас главное — результат, чтобы наше население было удовлетворено и получало все это бесплатно. Поэтому Комитет и Координационный Совет мы создаем, в который войдут и представители частной медицины, и представители фарм- и медицинской промышленности, и инвесторы мощные, и частные страховые компании, т.е. те, кто видят себя на медицинском поле, мы всем будем рады. В том случае, если они действительно хотят работать на результат, на улучшение состояния здоровья россиян и на улучшение вообще условий оказания медицинской помощи.
http://ria-ami.ru/news/116168

Неактивен

 

#214 2013-09-12 18:13:59

дмитрий борисович
Member
Зарегистрирован: 2010-04-01
Сообщений: 1458
Профиль

Re: Жизнь и дела министра Вероники Скворцовой

Это бред какой-то

Anna написал:

То есть мы не боимся этого, мы – абсолютно открытое пространство, мы не хотим искажения правды, мы работаем на результат. Для того чтобы результат был позитивным, нам необходимо понимать, что на самом деле происходит. Вот наша позиция.

Через 8 лет после прхода в минздрав осознано что необходимо что-то понимать.!!!!! это РЕЗУЛЬТАТ!

Anna написал:

Мы хотим вернуть все на круги своя. Для этого придется принять некоторые решительные шаги, не выходя за рамки государственных основ, которые существуют на сегодняшний день. Мы ввели так называемый целевой контрактный прием, по которому идет 40% бюджетных мест. Фактически мы даем некую внеконкурсную поддержку и помощь тем ребятам, которые немножко не дотягивают до возможности честной победы в честном конкурсе, но которые готовы за это — при наличии дополнительных мер социальной поддержки — отработать на подготовленном для них рабочем месте в течение 2-3 лет.

Для этого сейчас с каждым из 83 регионов мы четко определяем те «горящие» вакансии, которые должны быть заполнены в первую очередь. Это амбулаторные точки, участковые больницы, центральные районные больницы, то звено, которое больше всего пострадало, в котором наблюдается максимальный дефицит врачей.

Обопределяйтесь без ответсвенности по контракту как была лазейка так и осталась. Не первички ни будет, ни специалистов, потому что теперь ординатура для избранных с возвращением в нищенское студенчество в вузе


Anna написал:

Причем если раньше ординатура была 2 года, то теперь будет от 2 до 5 лет в зависимости от профиля.

5 лет на стипендию после 3 лет стажа. Дохрена желающих.

Anna написал:

Эта процедура построения индивидуального листа допусков к тем или иным конкретным видам медицинской деятельности носит название «аккредитация», и с 2016 года по закону она будет обязательным компонентом нашей жизни. Мы вводим впервые за всю историю нашей страны аккредитацию каждого медицинского работника, но, прежде всего, врачей.

Маразм крепчал. индивидуальные листки видимо ввиду единственного числа специалиста.
В приципе бред объясним. Девушка застряла в 80-х, не заметив капитализма.

Anna написал:

Здравоохранение – это одна из отраслей народного хозяйства.

Anna написал:

Поэтому наша задача – создать такие условия, чтобы врач мог действительно реализовать то, ради чего он готовился и проявить свои лучшие профессиональные навыки.

Судя по начинаниям в кадровой политике, этот врач знакомый вероники игоревны

ЗЫ  эту шизу даже до конца дочитать невозможно.

Отредактированно дмитрий борисович (2013-09-12 18:15:02)

Неактивен

 

#215 2013-09-14 09:25:23

Павел Андреевич
Moderator
Зарегистрирован: 2007-04-08
Сообщений: 4207
Профиль

Re: Жизнь и дела министра Вероники Скворцовой

Читать - да, но реализовывать будем!

Неактивен

 

#216 2013-09-15 02:39:20

дмитрий борисович
Member
Зарегистрирован: 2010-04-01
Сообщений: 1458
Профиль

Re: Жизнь и дела министра Вероники Скворцовой

Владимир Евгеньевич написал:

Увы - уже реализуем и претворяем в жизнь.

особо тошно, глядя на представленную Вами стенограмму по диспансеризации.

Неактивен

 

#217 2013-09-18 19:11:22

Anna
Member
Зарегистрирован: 2008-03-18
Сообщений: 3460
Профиль

Re: Жизнь и дела министра Вероники Скворцовой

Интервью Помощника Министра Виталия Флека корреспонденту газеты "Комсомольская правда"
Помощник Министра здравоохранения Российской Федерации Виталий Флек рассказал корреспонденту газеты "Комсомольская правда" о том как на практике воспользоваться своими правами на бесплатную медпомощь.

В январе этого года вступили в силу новые Правила оказания платных медицинских услуг. Как сейчас понять: должны ли в поликлинике сделать тот или иной анализ бесплатно, сколько дней ждать в очереди, если хочешь попасть на обследование или лечь в больницу по полису ОМС?

- Каждый год правительство России утверждает Программу государственных гарантий бесплатного оказания медицинской помощи населению, где перечисляются заболевания и состояния, которые должны лечить бесплатно, - рассказывает один из основных разработчиков медицинского законодательства, помощник Министра здравоохранения Российской Федерации Виталий Флек.

- Ну, если открыть эту Программу, то увидишь почти все существующие болезни. А в поликлиниках разводят руками: элементарный анализ крови сделаем, за все остальное - платите.

- Да, конкретные процедуры и обследования в Программе государственных гарантий не прописаны, там самые общие правила, но каждый регион обязан конкретизировать их в своей территориальной программе. В том числе указать: что именно положено жителям региона в медицинских учреждениях бесплатно и в какие сроки. Любой пациент вправе познакомиться с территориальной программой в медицинской организации, куда он обратился за медицинской помощью, в том числе и в своей районной поликлинике.

- Некоторые наши читатели видели такие документы и все равно жалуются: подробной конкретики там нет и, пользуясь этим, врачи отправляют делать многие анализы платно - мол, нигде дословно не сказано, что они вам положены даром.

- Такая проблема есть. Поэтому летом на заседании Президиума Госсовета президент поставил задачу: сделать Программу государственных гарантий более прозрачной и понятной для граждан. Для этого мы обяжем регионы детально конкретизировать все в территориальных программах. Их вывесят на самом видном месте - в регистратуре в поликлинике, в приемном покое в больнице. Чтобы человек сразу мог узнать: сколько ему ждать плановой госпитализации, какие лекарства должны предоставить в больнице бесплатно, какие процедуры и анализы обязаны сделать по полису ОМС или за счет бюджетных ассигнований.

- Нашей читательнице Ольге из Подмосковья нужно было сделать УЗИ (мучили боли в поджелудочной), в районной поликлинике сказали, что ближайшее свободное место - через две недели, но платно - хоть сейчас. И такие ситуации на каждом шагу.

- Это грубейшее нарушение, поликлиники не имеют права «торговать очередью»! Правила оказания платных медицинских услуг не позволяют принимать пациентов-платников в ущерб бесплатным. Нельзя использовать оборудование, купленное за государственные деньги, чтобы обследовать на нем по коммерческим расценкам, если в очереди ждут люди с полисами ОМС. Но в то же время вообще запретить платные услуги в государственных и муниципальных медицинских учреждениях мы не можем - у человека должен быть выбор, возможность получить дополнительный комфорт, сервис, если он готов доплатить.

Сроки ожидания, два и более дней, как правило, касаются медицинской помощи в плановой форме, а если человека беспокоят боли, как в этом случае, то медицинская помощь и необходимые обследования должны быть предоставлены в неотложной форме.

- Как же все это состыковать на практике?

- Чтобы не допускать злоупотреблений, нужно разграничивать потоки бесплатных и платных пациентов. Правильнее всего – открывать в медицинских организациях отдельные хозрасчетные кабинеты или структурные подразделения, чтобы очереди не пересекались. Кроме того, следует устанавливать график приема пациентов за плату: в вечернее время, в нерабочие дни - по субботам и воскресеньям. Такое уже появляется в районных поликлиниках, это хорошая практика, и она будет развиваться. А если вас «отодвигают», пропуская вперед в той же очереди пациента-платника, сразу сообщайте в страховую организацию или службу Росздравнадзора (их координаты в вашем регионе должны быть в открытом доступе размещены в медицинских организациях).

- Еще часто бывает проблемой бесплатно лечь в больницу. К тому же многие переживают, что коечный фонд у нас сокращают и скоро вообще будут держать в стационаре не больше недели.

- Мы действительно встали на путь, по которому идут все цивилизованные страны: новейшее медицинское оборудование позволяет обследовать и лечить людей все больше амбулаторно, а не держать долго в больницах. В то же время ни в коем случае не идет речь о сокращении пребывания в стационаре, когда это необходимо. Сроки лечения в больнице зависят от конкретных заболеваний. При туберкулезе, например, сейчас средний срок госпитализации по стране составляет 83 дня, при некоторых психических заболеваниях это может быть несколько лет. Но есть сроки и 5, и 7, и 15 и более дней. Кстати, с 2014 года мы впервые вводим в Программу государственных гарантий медицинскую реабилитацию. Благодаря этому после определенных операций пациенты будут бесплатно долечиваться, получая восстановительную медицинскую помощь амбулаторно, или в реабилитационных центрах, или в больницах восстановительного лечения и специализированных отделениях медицинских организаций.

Что касается сроков ожидания плановой госпитализации, то планируется установить, начиная с 2014 года, единый срок - не более месяца. Такие же сроки сейчас установлены во многих зарубежных странах. Подчеркну: речь идет о плановой госпитализации. При экстренных показаниях в стационар кладут безотлагательно. Принцип здесь только один - если человеку экстренная помощь оказывается бригадой скорой медицинской помощи на дому или на улице и показана немедленная госпитализация, то отказ недопустим.

- Если человек хочет лечь в конкретную больницу (например, где знакомых хорошо лечили), в том числе в другом регионе - это возможно?

- У нас в стране действует участковый принцип медицинского обслуживания в амбулаторных условиях: чтобы рассчитать нагрузку на врачей и количество необходимых медицинских учреждений, нужно знать численность пациентов в том или ином регионе, населенном пункте. Ориентиром служит регистрация по месту жительства. Гражданин по закону имеет право выбрать себе поликлинику и лечащего врача с его согласия, но это может осуществляться не чаще одного раза в год. Что касается специализированной медицинской помощи в больницах, то она должна быть показана и рекомендована лечащим врачом поликлиники. Просто так прийти «с улицы» и лечь в любую приглянувшуюся больницу не совсем реально и правильно, нужно соблюдать определенный порядок, (кроме случаев экстренной госпитализации). Обычно направление на плановую госпитализацию выдает лечащий врач районной поликлиники, который давно наблюдает пациента, хорошо знаком с историей его болезни. Важно, чтобы врачи рекомендовали не одно, а несколько больниц - у человека должен быть выбор.

- Допустим, я живу в области и хочу попасть в больницу в крупный город, в райцентр.

- В принципе, если вы лечитесь по полису обязательного медицинского страхования, то межтерриториальные расчеты между фондами ОМС разных регионов позволяют без проблем оплатить госпитализацию там, где медицинская помощь была оказана, в том числе по выбору пациента. Мы сейчас стремимся вот к чему: по всей стране будут составляться рейтинги медучреждений на основе критериев доступности и качества медицинской помощи - базы данных, которых должны быть размещены в открытом доступе, и каждый сможет узнать о видах, качестве медпомощи, наличии свободных мест, очередности и другую важную информацию о медицинской организации.

- Не забывайте о том, что по закону у вас есть «бесплатный медицинский адвокат», защищающий ваши права на бесплатную медицинскую помощь - это страховая компания медицинская организация, телефон которой указан в вашем полисе ОМС. Туда можно звонить, если возникли вопросы (например, прояснить, входит ли в бесплатную медицинскую помощь тот или иной анализ, процедура), обращаться, если вам отказывают в госпитализации или задвигают в долгую очередь. «В настоящее время территориальными фондами обязательного медицинского страхования, страховыми медицинскими организациями проводится большая работа по защите прав застрахованных», - отмечает Виталий Флек. - «Принимаются меры по повышению результативности контроля, чтобы выявленные дефекты в оказании медицинской помощи были устранены и в дальнейшем не допускались».

- Во всем мире цены на медицинские услуги регулируются государством, поскольку это социально значимые услуги, - подчеркивает Виталий Флек. - В конце прошлого года вышел приказ Минздрава России, который ограничивает расценки в федеральных медицинских учреждениях. Если эти учреждения оказывают медицинские услуги за плату, то максимальный тариф может составлять сумму себестоимости медицинской помощи и наценки не более 20%. Такие же рекомендации даны всем регионам для установления «потолка» цен на платные медицинские услуги в муниципальных и государственных поликлиниках и больницах.

Источник: "Комсомольская правда"

Неактивен

 

#218 2013-09-19 03:38:00

дмитрий борисович
Member
Зарегистрирован: 2010-04-01
Сообщений: 1458
Профиль

Re: Жизнь и дела министра Вероники Скворцовой

Anna написал:

должны лечить бесплатно, - рассказывает один из основных разработчиков медицинского законодательства, помощник Министра здравоохранения Российской Федерации Виталий Флек.

Anna написал:

мы обяжем регионы

Anna написал:

Это грубейшее нарушение, поликлиники не имеют права

Anna написал:

Что касается сроков ожидания плановой госпитализации, то планируется установить, начиная с 2014 года, единый срок - не более месяца. Такие же сроки сейчас установлены во многих зарубежных странах.

Anna написал:

сразу сообщайте в страховую организацию или службу Росздравнадзора (их координаты в вашем регионе должны быть в открытом доступе размещены в медицинских организациях).

Anna написал:

- Не забывайте о том, что по закону у вас есть «бесплатный медицинский адвокат», защищающий ваши права на бесплатную медицинскую помощь - это страховая компания медицинская организация, телефон которой указан в вашем полисе ОМС.

Вот какую дрянь курит этот чувак? https://www.rosminzdrav.ru/ministry/61/21/9

Неактивен

 

#219 2013-09-20 15:00:10

Anna
Member
Зарегистрирован: 2008-03-18
Сообщений: 3460
Профиль

Re: Жизнь и дела министра Вероники Скворцовой

Финансирование медицинской помощи за счет средств ОМС привело к росту социальной напряженности в отрасли

Одной из важнейших проблем здравоохранения является снижение объемов финансирования из федерального бюджета федеральных государственных учреждений, в том числе оказывающих высокотехнологичную медицинскую помощь. Об этом шла речь на Круглом стол на тему «Правовое регулирование и перспективы развития механизма оказания высокотехнологичной медицинской помощи», прошедшем 19 сентября в Государственной Думе РФ. Инициатором проведения мероприятия, которое собрало представителей из 38 субъектов Российской Федерации, стало Министерство здравоохранения РФ.


Объемы финансирования специализированной, в том числе высокотехнологичной медицинской помощи в научных учреждениях РАМН в период с 2010–2012 гг.увеличились с 13,1 млрд. рублей в 2010 году до 14,9 млрд. рублей в 2012 г.
С 2013 года происходит снижение фактических и планируемых на период до 2016 года объемов финансирования из федерального бюджета государственных учреждений РАМН, в том числе оказывающих высокотехнологичную медицинскую помощь гражданам Российской Федерации.

Минфин России предусматривает сохранение финансового обеспечения за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета оказания стационарной медицинской поморщи в федеральных медицинских организациях в 2014 году в размере 65%, в 2015–2016 годах — 50%. Таким образом, в 2014 году расходы федерального бюджета на оказание стационарной медицинской помощи в учреждениях РАМН планируется сократить в сравнении с 2013 годом на 2,2 млрд. рублей, а в 2015 году — на 3,4 млрд. рублей.

Расходы федерального бюджета на оказание стационарной медицинской помощи в учреждениях Минздрава России будут сокращены на 12,5 млрд. рублей в 2014 году и на 17,9 млрд. рублей в 2015 году.

При этом межбюджетные трансферты (из федерального бюджета в бюджет Федерального фонда ОМС) на цели оказания стационарной помощи в федеральных учреждениях не предусматриваются. Предполагается, что образующийся при этом дефицит финансирования будет покрыт из средств системы обязательного медицинского страхования в условиях одноканального финансирования по так называемым «полным» тарифам.

Расчеты и внедрение «полных» тарифов на медицинские услуги носят до сих пор экспериментальный характер. Результаты этих экспериментов, проводимых в ряде регионов страны, пока не позволяют с уверенностью утверждать, что система здравоохранения страны готова к переходу на «полные» тарифы ОМС.

Финансирование медицинской помощи преимущественно за счет средств обязательного медицинского страхования привело к росту социальной напряженности в отрасли, связанной, прежде всего, со снижением размера заработной платы медицинских работников.

Особенно остро эта проблема касается отдельных видов медицинской помощи. Негативные последствия финансирования через систему ОМС с 1 января 2013 года корой медицинской помощи подтверждают рискованность перехода от бюджетного финансирования к страховому. Кроме скорой медицинской помощи к таким видам относится и высокотехнологичная медицинская помощь.

Высокотехнологичная медицинская помощь в научных учреждениях федерального уровня оказывается специалистами высокого класса с применением оборудования, технологий и изделий медицинского назначения, созданных с использованием самых последних достижений медицинской науки и техники, что способствует не только обеспечению высокого качества и эффективности медицинской помощи, но и требует значительных затрат.

Несмотря на то, что в соответствии с ФЗ №326, с 1 января 2013 года из средств ОМС финансируются все статьи расходов, тарифы, по которым страховые медицинские организации оплачивают медицинскую помощь, покрывают в среднем 14–15% от размера средних фактических затрат федеральных клиник на лечение пациентов в условиях круглосуточного стационара. Таким образом, средства, получаемые федеральными научными учреждениями от страховых организаций, лишь дополняют расходы, фактически образующиеся при оказании медицинской помощи. Использование в отношении федеральных клиник заниженных (по отношению к фактическим затратам), тарифов приведет к недофинансированию этих учреждений и к необходимости за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета осуществлять финансовое обеспечение расходов федеральных клиник сверх тарифов на оплату медицинской помощи по договорам в сфере обязательного медицинского страхования. То есть все объемы медицинской помощи в федеральных клиниках должны будут включены в программы обязательного медицинского страхования.

У федеральных клиник нет прикрепленного населения, имеет место неравномерное географическое распределение этих клиники и высокий удельный вес экстерриториальной медицинской помощи. Так, например, из 32 федеральных государственных бюджетных учреждений РАМН в Москве расположены 12 учреждений, в Томской области — 6, в Новосибирской области — 5, в Иркутской области — 3, в Санкт-Петербурге — 2, в Кемеровской области — 2, в Амурской области —1, в Красноярской крае —1.

В среднем не менее 30% объемов медицинской помощи в учреждениях РМН являются эсктерриториальными и предоставляются больным, проживающих и, следовательно, застрахованным за пределами территории субъекта РФ, в котором расположено учреждение. Эти объемы помощи только по учреждениям РАМН могут составить до 45 тыс. пролеченных больных ежегодно. С учетом объемов помощи в клиниках Минздрава России (около 1 млн. пролеченных ежегодно) суммарные экстерриторильные объемы помощи в федеральных клиниках могут составить ежегодно свыше 300 тыс. пролеченных больных.

Межтерриториальные расчеты за медицинскую помощь, оказанную застрахованным лицам за пределами территории субъекта Российской Федерации, в котором выдан полис ОМС, территориальные фонды ОМС осуществляют за счет средств нормированного страхового запаса.

Значительное увеличении размера средств нормированного страхового запаса фондов ОМС негативно отразится на уровне финансового обеспечения первичной медико-санитарной помощи населению, снижению ее доступности и качества.

В худшем положении окажется менее обеспеченные слои населения, что приведет к еще большему неравенству в распределении бремени расходов, вызванных необходимостью оплаты медицинской помощи, обострению у населения чувства социальной несправедливости.

Другая проблема заключается в том, что широкомасштабное вовлечение федеральных клиник в систему ОМС сужает права учредителей этих клиник. Сужается связь между реновацией материально-технической базы клиник (за счет бюджетных инвестиций учредителя) и оплатой медицинских услуг (за счет средств обязательного медицинского страхования). Такая ситуация может привести к необоснованному удорожанию программ ОМС в условиях ограниченности ресурсов здравоохранения. Росту зарплат может способствовать также то, что система ОМС осуществляется за счет привлечения страховых организаций, занимающихся финансированием здравоохранения, поэтому предполагает большие, чем в бюджетной системе, административные расходы. В результате бесплатность медицинской помощи может стать еще более иллюзорной.

При финансировании через систему ОМС также разрывается связь между деятельностью научных федеральных центров по проведению фундаментальных исследований и по практическому внедрению новых методов профилактики, диагностики и лечения болезней. У одного и того же учреждения появляются два разных плательщика двух видов деятельности, которые неразрывно связаны между собой. Объемы деятельности по проведению фундаментальных исследований будет финансировать орган, исполняющий функции и полномочия учредителя научного учреждения (Минздрава, РАМН), а объемы деятельности по практическому использованию новых медицинских технологий будет финансировать страхования медицинская организация.

Стоимость оказания медицинской помощи согласно мировым тенденциям со временем будет лишь расти из-за развития новых медицинских технологий и роста потребностей населения в получении медицинских услуг, отвечающих современному уровню медицинской науки.

Поэтому, объем бюджетного финансирования общественного здравоохранения, важным звеном которого являются научные учреждения здравоохранения федерального уровня, должен расти, пока не достигнет уровня стран с хорошими показателями здоровья населения (не менее 7% ВП), а не сокращаться. Так как межбюджетные трансферты (из федерального бюджета в бюджет Федерального фонда ОМС) на цели оказания стационарной медицинской помощи в федеральных учреждениях не предусматриваются, консолидированные расходы из государственных источников на медицинскую помощь будут сильно зависеть от целого ряда факторов, в том числе от размера и эффективности платежей на социальные нужды. Размер этих платежей может оказаться недостаточным для того, чтобы покрыть из средств системы ОМС образующихся дефицит финансирования из бюджета.
http://ria-ami.ru/news/117952

Минздрав РФ объявил о сокращении перечня видов высокотехнологичной медицинской помощи, финансируемых государством


19 сентября в Государственной Думе РФ прошел Круглый стол на тему «Правовое регулирование и перспективы развития механизма оказания высокотехнологичной медицинской помощи», инициатором проведения которого стало Министерство здравоохранения РФ.

В целях поэтапного погружения видов высокотехнологичной медицинской помощи в систему ОМС совместно с главными внештатными специалистами Минздрава России проведена работа по оптимизации (читай: сокращению) перечня видов высокотехнологичной медицинской помощи по 15 профилям (абдоминальная хирургия, акушерство и гинекология, гематология, нейрохирургия, онкология, оториноларингология, офтальмология, педиатрия, сердечно-сосудистая хирургия, торакальная хирургия, травматология и ортопедия, урология, челюстно-лицевая хирургия, эндокринология).

В 2014 году в соответствии с Приказом №565н от 12 августа 2013 года, «широко распространенные виды высокотехнологичной медицинской помощи согласно профилям переводятся в систему специализированной медицинской помощи.

Согласно ФЗ №323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» высокотехнологичную медицинскую помощь предусмотрено оказывать за счет средств ОМС.

Вместе с тем, значительное количество видом медицинской помощи, относящихся сегодня к высокотехнологичной, оказываются ограниченному количеству пациентов и отличаются значительными расходами на лечение одного пациента. Такие методы лечения являются высокозатратными по причине их малой распространенности, необходимости использования при оказании такой медицинской помощи дорогостоящего оборудования, длительного обучения специалистов данной методике, что обуславливает целесообразность их применения на базе ведущих федеральных научных и образовательных учреждений, имеющих лицензию на осуществление медицинской деятельности, оснащенных современным оборудованием и кадрами, с более высоким уровнем фондовооруженности труда.

Передача финансового обеспечения специализированной медицинской помощи и высокотехнологичной медицинской помощи в полном объеме в систему ОМС может вызвать негативные последствия как для получателей медицинской помощи, так и для коллективов медицинских учреждений, в связи с возможными изменения объемов оказываемой помощи.

В целях предотвращения снижения объемов оказываемой медицинской помощи в федеральных медицинских учреждений предлагается сохранить возможность финансового обеспечения специализированной медицинской помощи для отдельных категорий граждан и высокотехнологичной медицинской помощи, оказываемой в ведущих клиниках за счет ассигнований федерального бюджета по перечню медицинских организаций, устанавливаемому Министерством здравоохранения Российской Федерации.


Россия сильно уступает зарубежным странам по объемам оказываемой высокотехнологичной медицинской помощи

19 сентября в Государственной Думе РФ прошел Круглый стол на тему «Правовое регулирование и перспективы развития механизма оказания высокотехнологичной медицинской помощи», инициатором проведения которого стало Министерство здравоохранения РФ.

Согласно ФЗ №323 «Об основах охраны здоровья граждан» высокотехнологичная медицинская помощь является частью специализированной медицинской помощи и включает в себя применение новых сложных и (или) уникальных методов лечения, а также ресурсоемких методов лечения с научно доказанной эффективностью, в том числе клеточных технологий, роботизированной техники, информационных технологий и методов генной инженерии.

В соответствии с Постановлением Правительства РФ №1074 « О программе государственных гарантий» финансовое обеспечение высокотехнологичной медицинской помощи осуществляется за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета и бюджетных ассигнований бюджетов субъектов РФ.

По данным Минздрава РФ, с 2005 по 2012 годы в рамках приоритетного национального проекта «Здоровье» высокотехнологичная медицинская помощь в стране была оказана 1904,3 тыс. пациентам. На эти цели из федерального бюджета было направлено 215 млрд. рублей. По сравнению с 2005 годом ежегодные расходы федерального бюджета увеличились в 7,7 раза (с 6,7 млрд. рублей до 51,8 млрд. рублей). Ежегодное число пролеченных больных увеличилось в 7,5 раз (с 760 тыс. до 450 тыс. пациентов).

Несмотря на очевидные достижения в деле развития высокотехнологичной медицинской помощи в здравоохранении России сохраняются серьезные проблемы, в том числе недостаточность объемов высокотехнологичных видов медицинской помощи, оказываемой гражданам России, в сравнении с населением других стран, которые отличаются наиболее высокими показателями ожидаемой продолжительности жизни.

Рост объемов финансирования высокотехнологичных видов медицинской помощи из федерального бюджета за последний 10 лет (в 2004 году — 5,6 млрд. Рублей, а 2013 году — 51,8 млрд. рублей) позволил сократить этот разрыв.

Однако по отдельным, наиболее востребованным технологиям, обеспеченность населения которыми определяет не только качество, но и продолжительность жизни, Россия продолжает сильно уступать зарубежным странам.

Уровень обеспеченности населения России операциями аортокоронарного шунтирования при ишемической болезни сердца остается в 3,5 раза ниже, чем в США (28,5 и 100 операций на 100 тыс. населения соответственно) и в 2,6 раза ниже, чем в странах Евросоюза (75 операций на 100 тыс. населения).

Уровень обеспеченности россиян операциями при новообразованиях головного мозга в настоящее время в 2 раза ниже, чем в США (6,2 и 12 операций на 100 тыс. населения соответственно) и 2,3 раза ниже, чем в странах Евросоюза (14 операций на 100 тыс. населения). При этом в России не внедрены в деятельность медицинских учреждений многие эффективные лечебные и диагностические технологии, используемые за рубежом.

В связи с возрастающей частотой опухолевых и нейродегенеративных заболеваний в развитых странах актуальным становится внедрение методов их доклинической диагностики с применением протоколов молекулярной визуализации на основе использования моноклональных антител.

Необходимо уделить серьезное внимание развитию и внедрению ряда перспективных биоинженерных клеточных технологий для создания протезов с использованием тканей пациента, новых биокомпозиционных материалов для восстановления утраченных тканей, органов и их функций. Серьезное отставание России от развитых зарубежных стран отмечается в области высокотехнологинчых неинвазивных методов исследования, таких как системы ПЭТ-МРТ в онкологии, неврологии, нефрохирургии и кардиологии, интраоперационная МР-томография для существенного улучшения исходов операционных вмешательств и предупреждения ятрогенной инвалидизации, в первую очередь в нейрохирургии, травматологии и ортопедии, сосудистой хирургии, хирургии головы и шеи. Серьезного расширения требует применение новых методов радиохирургии, нефромодуляционной хирургии, минимально инвазивных, в том числе фетальных, эндоскопических и эндовазальных, в том числе робот-ассистированных оперативных вмешательствах.

Отредактированно Anna (2013-09-20 15:05:25)

Неактивен

 

#220 2013-09-30 20:29:44

Anna
Member
Зарегистрирован: 2008-03-18
Сообщений: 3460
Профиль

Re: Жизнь и дела министра Вероники Скворцовой

Вероника Скворцова: «Мы разработаем концепцию государственно-частного партнерства»
На круглом столе «Инвестиции в здравоохранение: стратегии и тактики в современных российских условиях», который прошел 27 сентября в рамках XII Международного инвестиционного форума «Сочи-2013», состоялось обсуждение перспектив развития российского здравоохранения.

В ходе встречи, в которой принимала участие министр здравоохранения Вероника Скворцова, поднимались вопросы становления государственно-частного партнерства (ГЧП) – мощного инструмента повышения повышение качества медицинского обслуживания населения.

Государственно-частное партнерство в здравоохранении

Этой теме глава Минздрава уделила особое внимание. По ее словам, одним из шагов в деле развития ГЧП стало назначение Сергея Краевого на должность заместителя министра. В обязанности чиновника входит развитие ГЧП в здравоохранении и привлечение негосударственных инвестиций в отрасль.

Глава ведомства напомнила, что активное сотрудничество в этом направлении развивается между министерством и объединениями, представляющими интересы деловых кругов.

«Мы хотели бы объединить на площадке при министерстве всех, кто настроен креативно, позитивно, и хочет честными и чистыми методами действительно развивать государственно-частное партнерство», — подчеркнула Вероника Игоревна.

Она напомнила, что в последние пять лет эта форма взаимодействия государства и бизнеса в сфере здравоохранения получила значительное распространение. Причем это происходит на фоне отсутствия федерального закона «О государственно-частном партнерстве» и даже отсутствия общепринятого определения, что понимать под ГЧП.

В 61 субъекте Российской Федерации уже приняты собственные законы о государственно-частном партнерстве. «В 24-х субъектах Российской Федерации сейчас активно развиваются инфраструктурные проекты государственно-частного партнерства, прежде всего касающиеся первичной медицинской помощи и первичной специализированной медицинской помощи. Это — сети ФАПов, сети врачебных общих практик, сельских и городских поликлиник», — отметила министр.

«На втором уровне системы здравоохранения тоже появляются примеры государственно-частного партнерства. Но в связи с тем, что второй уровень — стратегический, и направлен на оказание экстренной помощи, здесь имеется очень жесткая территориальная привязка. Естественно, это уже не такие всесторонние партнерства, а локальные проекты», — добавила глава ведомства.

В частности, партнерство государства и бизнеса позволило открыть в регионах отделения диализа, лабораторного анализа, а также клинико-диагностические отделения. Есть эффективные примеры взаимодействия и на уровне сопутствующей медицинской помощи.

Аутсорсинг

Вероника Игоревна отметила, что в российских регионах все больше прибегают к аутсорсингу, который также является механизмом государственно-частного партнерства. В аутсорсинг передаются функции по медицинскому менеджменту, а также непрофильные услуги клиник: прачечные, общественное питание, бухгалтерские услуги. Однако в большинстве регионов эти задачи клиники до сих пор решают собственными силами без привлечения внешних ресурсов.

Приметой последних двух-трех лет стало появление крупномасштабных инвестиционных проектов в здравоохранении. Такие проекты касаются, например, создания сети центров позитронно-эмиссионной томографии, дистанционного консультирования и других, и реализуются в партнерстве с государственными корпорациями, такими как «Роснано», крупной международной корпорацией General Electric и другими.

«В рамках созданного при министерстве Координационного совета мы вместе разработаем концепцию развития государственно-частного партнерства в здравоохранении, и прежде всего, обсудим вопросы, касающиеся условий подобного партнерства», — сказала Скворцова.

Среди задач, которые предстоит решить, — длительность соответствующих договоров, условия возврата денег инвесторов, тарифная политика, участие частных инвесторов в программе государственных гарантий по бесплатному оказанию медицинской помощи.
http://ria-ami.ru/news/119741

Неактивен

 

#221 2013-10-03 16:32:30

Anna
Member
Зарегистрирован: 2008-03-18
Сообщений: 3460
Профиль

Re: Жизнь и дела министра Вероники Скворцовой

Минздрав отчитался о выполнении публичной декларации целей и задач
Министерство здравоохранения стало вторым ведомством, которое отчиталось о полугодовых итогах выполнения публичной декларации целей и задач на 2013 год. Министерство выделило три приоритетных направления: медицинская профилактика на основе всеобщей диспансеризации, охрана материнства и детства, а также информатизация здравоохранения, напомнила глава ведомства Вероника Скворцова.

Минздрав поставил задачу до конца 2013 года повысить уровень диспансеризации россиян с 2,5 млн человек до 23 млн человек, снизить число новорожденных с пороками в 2 раза и увеличить выживаемость при потенциально излечимых пороках в 2 раза, а также довести количество регионов, где ведутся электронные медкарты, с 2 в декабре 2012 года до 73. Количество записей к врачу должно к концу года увеличиться с 2,5 млн до 40 млн.

Все эти основные направления попали, что называется, «в десятку». Задачи, которые поставило перед собой министерство, амбициозны и тяжелы в реализации. Они требуют радикального повышения качества в первичном звене. Отследить качество без четких показателей, без отглаженной системы общественного контроля тяжело», – сказал министр по вопросам Открытого правительства Михаил Абызов.

Диспансеризация – главный инструмент снижения уровня смертности от хронических заболеваний (75% смертности). За полгода диспансеризацию в 3732 медучреждениях прошли 16,7 млн человек, сообщила замминистра здравоохранения Татьяна Яковлева. Расходы составят 80 млрд рублей, уже потрачено 10 млрд рублей. 26 регионов выполнили план более чем на 50%, 28 регионов – менее чем на 25%. В ходе диспансеризации заболевания выявлены у 42% граждан. «22,5% людей – это те, у которых очень высокий риск смертности без доказательства заболевания», – отметила Татьяна Яковлева.

Михаил Абызов предложил проводить анкетирование людей, прошедших диспансеризацию.

Все очень просто, 17 миллионов человек прошли диспансеризацию – 17 миллионов анкет со штрих-кодами, 15 вопросов, формально проводится диспансеризация или не формально», – пояснил министр.

«Иначе как мы будем сравнить регионы между собой и как оценивать качество?», – отметил он. Вероника Скворцова поддержала эту идею.

Говоря о еще одном приоритете, охране материнства и детства, директор Департамента медицинской помощи детям и службы родовспоможения Елена Байбарина отметила, что за 6 месяцев обследование прошли 444 тысячи матерей, выявлено около 6 тысяч плодов с врожденными пороками развития.  Диспансеризация проведена среди 6,7 млн детей, в том числе 278 тысяч детей-сирот.

Благодаря большему вниманию к здоровью, усыновление детей повысилось по сравнению с прошлым годом на 15%», – сказала Елена Байбарина.

По состоянию на август 2013 года младенческая смертность снизилась практически на треть – на 29,3%, сказала Вероника Скворцова.

Всему нашему медсообществу провести такую работу, когда у населения отсутствует ответственность за свое здоровье, дорого стоит. Просьба пересмотреть писанину – вот эти талмуды нужно сделать поменьше, они тревожат общественность», – пожаловался президент Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль.

Представитель Общественной палаты Николай Дайхес подтвердил, что 85% врачей жалуются на большой объем бумажной отчетности. Именно поэтому одним из приоритетов Минздрав выбрал внедрение электронного документооборота. Уже сейчас в 60 тысячах медицинских органов обеспечена возможность использования электронной медкарты, а условия созданы во всех субъектах РФ. Услугой записи к врачу через интернет воспользовались более 36 млн человек, рассказал замминистра Айрат Фаррахов.

Вероника Скворцова добавила, что рабочее место каждого врача должно быть связано с единой национальной медицинской библиотекой, с системой справочных изданий и единых рецептов, которые будут определять совместимость лекарственных препаратов. Там же будут находиться и все бланки.

Наша задача: чтобы до 70% времени врач тратил на пациента, а пока писанина занимает 70%», – заявила Скворцова.

Президент Лиги защиты пациентов Александр Саверский отметил, что одна из самых частых жалоб пациентов – это неинформированность. «Разговаривайте с людьми нормально, исполняйте закон, не прячетесь от людей», – призвал он медиков. Вероника Скворцова на это ответила, что темой следующего совещания с регионами будет регулирование профессиональных взаимоотношений и взаимоотношений с пациентами.

Минздрав России представил публичную декларацию целей и задач по приоритетным направлениям деятельности ведомства 12 апреля, тогда были обозначены основные приоритеты работы министерства на год. Первым итоги работы ведомства за 6 месяцев 2013 года по выполнению целей и задач, указанных в публичной декларации, 21 сентября подвело МЧС России.
http://большоеправительство.рф/events/5508965/

Неактивен

 

#222 2013-10-11 10:53:46

Anna
Member
Зарегистрирован: 2008-03-18
Сообщений: 3460
Профиль

Re: Жизнь и дела министра Вероники Скворцовой

Вероника Скворцова: «В 30 российских регионах построят 32 перинатальных центра»

10 октября Правительство РФ рассмотрело и одобрило проект Постановления о строительстве в 30 российских регионах 32 перинатальных центров, а также проект Распоряжения о распределении федеральных субсидий по конкретным регионам. Об этом на брифинге для СМИ рассказала Министр здравоохранения Российской Федерации Вероника Скворцова.



Программа строительства новых перинатальных центров, которая обсуждалась сегодня на заседании Правительства РФ, была разработана Министерством здравоохранения РФ.

По оценкам Всемирной организация здравоохранения, мерилом эффективности национальных систем здравоохранения и в целом социального развития общества является показатель материнской и младенческой смертности.

За последние годы в нашей стране беспрецедентно много сделано для того чтобы улучшить систему охраны материнства и детства. Это позволило нам снизить материнскую смертность с 2005 года в 2,6 раза. Если в 2005 году этот показатель составлял 25,4 на 100 тысяч рожениц, то в 2011 году – уже 16,2, в 2012 году — 11,5, а за 8 месяцев этого года – 9,8. Это очень существенное снижение, которое другими странами обычно достигается в течение десятилетий.

Показатель младенческой смертности в России в 2005 году составлял 11 на 1000 родившихся живыми, а в 2011 году – 7,4. Это позволило нам в 2012 году впервые перейти на международные критерии живорождения и регистрировать детей с массой 500 г и выше. По результатам 8 месяцев 2013 года мы достигли показателя 8,2, что является существенным снижением младенческой смертности даже по сравнению с 2012 годом.

В то же время в 25 регионах России по-прежнему сохраняются повышенные показатели материнской смертности, причем в 1,5-2 раза превышающие показатели Евросоюза. А в 33 субъектах Российской Федерации младенческая смертность тоже превышает средние показатели.

Для снижения материнской и младенческой смертности необходима трехуровневая система родовспоможения и неонатологии.

Перинатальные центры, представляющие собой 3-й уровень системы, будут аккумулировать рожениц с осложненной беременностью и высоким риском патологических родов. Здесь же будет оказываться помощь в случаях патологических или преждевременных родов. Кроме того, перинатальные центры будут осуществлять методическое руководство и общий контроль за действиями всей системы, круглосуточно находясь на связи с первичными родильными домами и с родильными домами 2-го уровня.

В регионах, где уже функционируют перинатальные центры, младенческая смертность на 19% ниже, чем в тех субъектах, которые не имеют перинатальных центров.

В период с 2010 по 2012 гг. в России введены в эксплуатацию 23 перинатальных центра – 22 региональных и 1 федеральный. Строительство и оснащение этих центров осуществлялось при софинансировании из федерального бюджета. На сегодняшний день 22 региона пока не имеют таких центров. 66 перинатальных центров были построены до 2000 года, и многие из них не соответствуют современным требованиям. В 26 регионах имеется выраженный дефицит высокотехнологичных коек акушерских и патологий новорожденных.

В связи с этим Министерство здравоохранения РФ разработало мероприятия по строительству новых перинатальных центров там, где в них есть необходимость. Для этого была тщательно проанализирована ситуация с медицинской помощью женщинам и новорожденным детям во всех субъектах Российской Федерации. Были отобраны критерии, в соответствии с которыми определялась целесообразность и обоснованность такого строительства. По специально разработанной вместе с Министерством финансов, Министерством экономического развития и Министерством регионального развития методике были отобраны 30 регионов Российской Федерации, в которых в первоочередном порядке необходимо построить 32 перинатальных центра: в 28 регионах – по 1 и в 2 регионах (Московская область и Красноярский край) – по 2.

В бюджете Федерального фонда обязательного медицинского страхования на 2013 год предусмотрены 52,6 млрд. рублей на это строительство, которое должно быть завершено в 2016 году. На сегодняшнем заседание Правительство РФ рассмотрело данный вопрос и одобрило проект Постановления (с соответствующей методологией всех мероприятий) и проект Распоряжения о распределении федеральных субсидий по конкретным регионам. Это чрезвычайно важный шаг в построении системы охраны материнства и детства, который позволит нам выйти на пионерские рубежи в этом направлении. На сегодняшний день у нас средние показатели младенческой смертности уже на уровне самых развитых европейских стран, мы уступаем лишь показателям Соединенных штатов Америки. Однако вариабельность, которая сохраняется между регионами, требует подтянуть отстающие территории. Но мы ощущаем большой дополнительный ресурс для того чтобы ситуация была еще более позитивной и стабильной.

http://ria-ami.ru/news/122174

Неактивен

 

#223 2013-10-11 11:34:55

Павел Андреевич
Moderator
Зарегистрирован: 2007-04-08
Сообщений: 4207
Профиль

Re: Жизнь и дела министра Вероники Скворцовой

Центры, центры. Все дальше и дальше медицина от больных...

Неактивен

 

#224 2013-10-14 18:40:03

Anna
Member
Зарегистрирован: 2008-03-18
Сообщений: 3460
Профиль

Re: Жизнь и дела министра Вероники Скворцовой

Министру Веронике Скворцовой вручена медаль «За бескорыстный труд в деле защиты детей»

Министр Вероника Скворцова провела встречу с уполномоченным при Президенте Российской Федерации по правам ребенка Павлом Астаховым, на которой обсуждались вопросы оказания медицинской помощи детям.

Павел Астахов отметил большой вклад лично Министра Вероники Скворцовой в организацию медицинской помощи детям  и вручил  медаль «За бескорыстный труд в деле защиты детей».

Павел Астахов отметил, что совместно с Минздравом России удалось выработать алгоритм по вопросам, связанным с оказанием экстренной медицинской помощи детям, благодаря чему  удается размещать  больных детей в лучшие клиники, оказывать своевременную помощь ».

«За последние годы благодаря нашей совместной работе - Министерства здравоохранения Российской Федерации и уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка наметились положительные тенденции: заметно снизилось число отказных детей, а это  приводит к сокращению  количества домов ребенка, но не искусственному, просто в них больше нет надобности», - подчеркнула Вероника Скворцова.

По данным, которые привела Министр, число отказных детей составляет 0,23 % , эта цифра оставалась стабильной в 2011 и 2012 годах.

«Мы ответственны не только за детишек, которые попадают в дома ребенка, но  и за тех, кто находится в приемных и патронатных семьях. С 2013 года были внесены изменения в нормативную документацию: мы расширили диспансеризацию и теперь проводится углубленное обследование  детей-сирот и детей, попавших в трудную жизненную ситуацию, находящихся не только в стационарных учреждениях, но и в семьях», - сказала Министр.

«На каждого ребенка создан паспорт здоровья, и вся необходимая помощь им обеспечивается в срок. Срок ожидания высокотехнологичной помощи сократился в среднем до двух  недель», - отметила Министр.

Кроме того, Институтом уполномоченных по правам ребенка создаются реестры по всем регионам, по всем домам ребенка, где есть дети, нуждающиеся в высокотехнологичной медицинской помощи. «Уже получена первая информация из 12 регионов», - добавил Павел Астахов.

«В настоящее время в Саратовской области действует пилотный проект: при детской областной больнице в Саратовской области специально создан интеграционный центр для сирот и для детей, попавших в трудную жизненную ситуацию», -  сказал  Павел Астахов. С каждым ребенком, нуждающимся в высокотехнологичной медицинской помощи,  работает сотрудник Центра, наблюдает за ним, оказывает  необходимую помощь. Принято решение о тиражировании проекта в других регионах Российской Федерации.
https://www.rosminzdrav.ru/health/child/192

Неактивен

 

#225 2013-10-15 17:47:47

Anna
Member
Зарегистрирован: 2008-03-18
Сообщений: 3460
Профиль

Re: Жизнь и дела министра Вероники Скворцовой

Скворцова: Эффективное перераспределение средств даст экономию в здравоохранении в 103 млрд рублей
Эффективное перераспределение средств в здравоохранении позволит сэкономить в системе за три года не менее 103 млрд рублей. Об этом сказала сегодня министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова на расширенном заседании комитета Совета Федерации по социальной политике.

Она проинформировала, что в отрасли идет перераспределение средств и внедряются иные подходы к стационарному лечению пациентов.

"Мы планируем создавать койки долечивания, реабилитации, и будем создавать сети социальных гостиниц при дневных стационарах", - сообщила она. "У нас идет перераспределение объемов медицинской помощи, но не резко, фактически мы остаемся в течение трех лет на одном и том же уровне. Часть скорой помощи переходит в неотложную, увеличивается объем дневных стационаров, увеличение объема амбулаторно-поликлинической помощи", - разъяснила министр.

Это перераспределение задумано на много лет вперед, оно будет проводиться "мелкими шагами", отметила Скворцова.

Глава Минздрава РФ сообщила, что возглавит правительственную комиссию по электронному здравоохранению.

Ранее на правительственной комиссии по просьбе министра здравоохранения была создана такая комиссия. "Я возглавлю / комиссию/", - подтвердила Скворцова, отвечая на вопрос сенатора Руслана Гаттарова. "Мы Вас будем просить, чтобы и Вы вошли в эту комиссию. Также мы надеемся и на то экспертное сообщество, которое Вы представляете", - отметила министр. "Главное - сейчас утвердить план наших дальнейших действий до 2020 года как Концепцию", - считает она.

Ранее Гаттаров направлял министру здравоохранения запрос о целесообразности расходования средств, выделяемых на создание центра обработки данных Единой государственной информационной системы в сфере здравоохранения.
http://www.itar-tass.com/c95/912793.html

Неактивен

 

Board footer

[ Generated in 0.099 seconds, 9 queries executed ]